URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:39 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
.. В одном большом, раскинувшемся по всему городу тиятре жили-были Карабас-Барабас и Добрый Волшебник. Карабас-Барабас умел наколдовать так, что живое становилось неживым, Добрый Волшебник оживлял неживое. Карабас-Барабас шаманил над новым представлением, отбирающем у винтиков в театральной системе важные для жизнедеятельности запчасти - здоровье в разных душевно-физических ипостасях; время, предназначенное для переключения головы; любимых некогда мужчин; чужих нерождённых детей, давая взамен перевёрнутую выпотрошенную вывернутую наизнанку недетскую сказку. "Оля? - Яло." Всё самое помпезное, высокотехнологичное, дорогостоящее, по-сорочьи блестящее стаскивалось в его логово, всем пластмассовым, мусорным, мёртвым становилось оно, едва запускалась махина действа.
А за километры от бастиона Карабаса-Барабаса Добрый Волшебник забрался в театр-шкатулку, заполненную сумеречным светом - дул тихонечко в лбы руктоворным куклам и куклы оживали; поскрипывал дверцей старого шкафа в коммунальной квартире; возил на верёвочке крошечный трамвай, сияющий изнутри тёплым и жёлтым; облачал персонажей представления в задремавшие было на костюмерных складах ватники и плащи; звенел гранёными стаканами, стопками и водочными склянками, привычно по-театральному заполненными водой. Добрый Волшебник перессказывал взрослую книжку непростых, тяжёловесных историй - но волей-неволей превращал её в сказку, потому что не умеет по-другому.
Карабас-Барабас заполняет пространство слепящими прожекторами - выходит чернота. Добрый Волшебник творит в темноте и несёт свет.
Свет и воздух, кислород, кислородная подушка, вызывающая эйфорию.
С жёрдочки хорошо видно, как сужается круг. Как купол театра заполняется кислородом - тягучей, летящей колыбельной, ой да ой, и потерявший было всякую надежду, уставший от бытия и мук совести запойный старик, прочистивший и зарядивший свой маузер обнимает его дуло иссохшимися губами, но вместо выстрела в колыбельную вплетается бегущими по стволу пистолета пальцами флейта, ой да ой, и на жёрдочке начинают размазывать по щекам мокрое, а оно всё течёт и течёт, очищая, смачивая всё, что не так давно ржавело и наждачилось.

***
Я, тащем-то, до сегодняшнего дня всяко плакала каждый день, а когда, случалось, не плакала - день был ещё более тяжёл. Ржавела, живя хуябрь, оставленная дезертиром, организовавшим было завоевательные операции имени меня и сбежавшим с собственноручно созданного театра военных действий - а я, уверовав в "надёжный тыл", менее тщательно, чем обычно, готовилась к хуябрю и как сумела пережить его без поехавшей головы, со слабой бронёй и тонкой соломой - самой не понять. Пустотелой куклой заставляла себя ходить в отравленный разбомбленный тиятр, улыбалась и бодрилась внутри болотца, держала лицо, потому что как не держать лицо перед тем, кто видел тебя сломанной донельзя и вежливо отказался помочь чинить, спасение утопающих дело рук понятно кого. Я ни разу не плакала у моего мозгоправа, рассказывая о самых болезненных сокровенных вещах с каменным щачлом, зато в уголочке коридорного дивана под трансляцию серолицего спектакля, или под "я в дом не пойду, когда придёт Вершинин - скажите мне" - неконтролируемо да, но уже могу об этом писать, и значит - отпустило, значит - прошло. Добрый Волшебник выписал рецепт противоядия, я добрела до аптеки и обезвредила всё, что причиняло боль. Лечит не время как таковое, лечит то, чем ты его заполнил.

Всё хорошо.

@темы: "тиятр", "страдальческий лытыдыбр"

22:59 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..ты котик! - говорит Асечка. Хера лысого, говорю, совсем не котик, потому что я, кажется, ведьма)

Вспомнила в ночи про BBS, пересмотрела, поулыбалась. Вытащила, изрядно поворошив память, одну из ночей прошлой осени - Дэн гасит на кухне свет, извлекает из-за спины оплывшую свечу в жестяночке, подносит спичку к моей сиженьке, Майя шелестит душем и у меня как раз есть вагон времени, что бы расспросить обо всём. "Тебе, говорю, было не страшно на войне? Как ты вообще там.. я бы не смогла. А что, отвечает, война как кино, тот же адреналин. Ты - смогла бы. Если бы я не пошёл учиться на режиссёрский и не начал снимать кино - вернулся бы повоевать ещё, ну. Ты же вот уже не можешь уйти из кино? - Да, говорю, такая штука - не могу."
Домик, блять, для цикад. "Что за конструкция у тебя на кухонном столе, Денис? - А, это я строю домик для цикад, что бы они пели браге"
Как хорошо, что сейчас я могу вспоминать об этом спокойно и с глубочайшей нежностью. Как хорошо, что эти воспоминания моментов общности делают меня невероятно сильной. Каждый раз, когда у меня происходит какая-нибудь очередная херня, я хожу по окружающему меня херовому пространству так, будто вокруг съёмочная площадка, а во мне два метра шального мужика в камуфляже, широкие плечи, борода с пепельной проседью, стремительная чуть вразвалочку походка и алюминиевая кружка позвякивает, и рация за голенищем берца. Это на раз помогает сняться со всего, что бы ни происходило. Потому что в кармане мой сценарий и я снимаю своё кино. "Ты - смогла бы." Проходящие персонажи и персонажи, которые меняют на корню твою жизнь и остаются в тебе, даже умчав на край мира насовсем, а ты время от времени пользуешься их умопомрачительной капитошечьей свободой, мысленно влезая в их шкурку. И алхимическая коробочка, завершения и отправления которой ждал, заготовив попкорн, весь тиятр - не более, чем благодарность за то, как человек, не ведая, что творит, фантастически перевернул моё бытие. Такое. Мне тепло от этих воспоминаний.
...

Я, Евч и Асечка сидим в Голицыне, столик упутан тупейной лентой и шуршащей сеткой, потому что я нонче упрямая машина по производству бутафорских ниточных паричков для спектакля Женечки Ибрагимова; я больше слушаю, чем говорю, потому что это дежурная долгообещанная встреча, а так-то покоя и заползти в уютненькую домашнюю раковину хочется больше, чем эгегея, но обещала - выполняю, чо. Общение двух и более кинобаб в общественных местах - это, конечно, песня. Сидят феи в платьишках, мизинчик от чашки отводят, щебечут, улыбаются.. Это если выключить звук, а пододвинься поближе - там через улыбочку "а этот пиздюк заебал всех на площадке, сука, еле отхерачила проект", это вот всё. Какая я, думаю, счастливая всё-таки. И через улыбочку рассказываю о нашем сраном выпуске, одёргивая платье на кружевную коленку.

...

Изо всех щелей, из всех подводных глубин повыплывали караси с одинаковым именем, как будто кто-то маханул стартовым флажком и выстрелил в воздух. Ебаный стыд, ну. "Стол заказов, говорю Агате, начал работать, штоле? Ещё подвалило ебанутых мужиков, которым нравятся сломанные девочки? Только не нафталиновых, а таких, деструктивненьких, с которыми вместо чувства неловкости беззастенчиво пьёшь в баре, а потом вместе куришь в постели после секса? Кинематографичненькая, говорю, мечта, все, говорю, сплошь некурящие попадались, заработало штоле, ну?"

Но павлиний хвост перекрыл проезжую часть в сторону Стикса. Хотя я, кажется, решаюсь на очередной суррогат, очередную одинаковоимённую сублимацию, только пока не понимаю - греть или греться. Впрочем, всё, чего мне сейчас действительно хочется - остаться одной, и что бы никто, ни один сраный мужик меня не трогал и не влезал в мой хрупкий с трудом восстанавливаемый мирочек, в который хер я кого в ближайшее время пущу.

Потому что, делюсь с моим заклинателем тараканов, все они остались недочитанной книгой с открытым финалом. Все те немногие, кто был мне действительно дорог, в обществе которых я чувствовала себя защищённой. Все из детства и взросления, говорю - они уже мёртвые, совсем никак не дочитать. Все из взрослой жизни книжку не отобрали, но свет выключили, а фонарика нет. Мне, говорю, страшно. Страшно начинать читать новые книги и обретать ещё и ещё один открытый финал.

Я, говорю, заебалась быть самостоятельной и сильной. Как, говорю, страшно.

Страшно, да.

18:09 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Асечка говорит - слушай, ты молодец, а давай я дам тебе телефон своего психоаналитика, он хороший! Да, говорю, давай, я вообще-то очень давно хотела, но как-то поводов не было и контактов.
"Вы готовы к тому, говорит Александр, выслушав сбивчивый рассказ, раздробленный на щепки, про основную команду моего тараканьего воинства, готовы к тому, что нам придётся с Вами долго работать?"
Очень, как оказалось, странные механизмы - после часа рассинхронного пиздежа под аккуратные обобщения ты смотришь на ситуацию с другой стороны, и в голове запускается долгий и интенсивный процесс обработки информации, который вытаскивает совершенно неожиданные вещи наружу, внезапно понимаешь то, чего раньше в упор не видел.
Избегание и молчание - то, что вводило меня в состояние дичайшей тревожности и паники, почти уныния, например. То, что в режиме ожидания я не могла заниматься своими делами, и второстепенными и необходимыми, всё валилось из рук - какое страшное объяснение вылезло, почему так. Три дня попыток дозвониться до папы пять лет назад сопровождались теми же симптомами, ну. А сейчас я умом понимаю, что с человеком всё норм, ну мало ли занят чем и устал, не до тебя, но подсознание орёт - а херушки, один раз ты пробовала так достучаться до человека, который уже не мог трубку взять! "Почему Вы чувствуете себя виноватой в смерти своего отца?" - "Скорее не в смерти, а в ситуации его одиночества во время умирания. А вообще, если бы я была рядом, я возможно успела бы вызвать скорую. - Ну сердечный приступ дело такое, иногда можно опоздать и на тридцать секунд.." "..возможно, навязчивое желание как можно больше быть рядом - это тоже подсознательно вылезшее условное "вызвать скорую, а то вдруг пока меня не будет.." "..хм, желание только отдавать - способ контроля. Когда берёшь - берёшь что-то неизвестное, непонятное, отдавая же, чувствуешь себя комфортнее. - я понимаю, и совершенно не умею принимать. Ломаюсь и зажимаюсь" "..потому что ушедший от тебя человек - он в какой-то степени для тебя умирает. Мёртвые тоже тебя бросают, оставив один на один с миром, совершенно не интересуясь, готов ты к этому или нет. Мёртвый, сколько не тереби, не откроет глаза, не обнимет тебя и не погладит по голове, здесь та же хуйня, поэтому я чо, я уже ничего не могу сделать. Одно только - мне нужно освободиться, потому что сейчас мне противно ходить на работу, а это посягательство на святое, мне плохо в любимом театре с его ебучей трансляцией из всех закоулков, я не хочу петлять обходными путями, что б сталкиваться как можно реже, в какой-то степени поэтому я долго сопротивлялась его желанию что-то начинать - из-за возможных последствий"
Наутро после хотелось самоликвидироваться от вязкого чёрного болотца в голове, сегодня наоборот - летаю воздушным шариком. Какие сломанные и хрупкие мы все. Но я вооружилась, "а на стене у нас написано "Тараканы, идите нахуй", потому что Дима точно не знал, как надо пользоваться мелком." Кажется, я приступила к чтению инструкции на обратной стороне упаковки.
..это был интересный опыт. С интересным, блять, продолжением, когда всё то, что я люблю, принимает форму болота, хоть заявление на увольнение пиши, а.

Читаю, как книгу, с самого начала, дневник калининградской девочки, в котором каждый пост дёргает за живое, потому что ох, как близко к моему внутреннему пиздецу и в какой-то степени к моему жизненному опыту.

Всё хорошо.

02:36 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
С утреца воскресила тиндер - у меня там знатный профиль, на аватарочке фото на пилоне вниз головой, а все остальные - крупненько щачло, на нём прямо видно, как я думаю или даже шиплю сквозь зубы: "заебал снимать, Куприянов, пойдём уже", немножечко хаотичной информации о себе, инста с сомнительными рисуночками и внизу отдельной строкою: "Жажду расширения круга общения вне киношно-театрального мира." Ну потому что правда, сколько можно сплетничать про тиятры и рассказывать друг другу, какая смена в кино была самой героической и длинной и в каких она проходила засрачинах ебенях.
Тиндер, к слову, я завела с лёгкой руки Агаты, которая упоённо "отправляла в нокаут" разнообразных мужиков. В ту пору конь уносил престарелого карася в далёкую страну, я страдала, мертвела, рисовала запоем и решила, что неплохо бы тоже одним движением пальца лишать своего драгоценного общества рандомных мужчин - мелочь, а приятно, невероятно бодрит. Ну то есть не активненько знакомиться с целью отношенечек, а именно вот что сладенько нокаутировать, да. Коллекция самых ёбанутых смешных аватарок тоже была, как без неё.
Тащем-то, каким-то образом я пару раз всё же встречалась с людьми-из-тиндера, они оказывались так или иначе связанны с эээ миром искусства, и "о классно, ты гримёр, а хочешь поработать со мной/моим другом/троюродной тётей, они как раз ищут!" ЧТО ЗА ВОПРОСЫ, КОНЕЧНО ХОЧУ.
Мы же помним строчку "жажду расширения круга общения вне киношно-театрального мира?" Треплюсь сегодня с юношей, у которого профиль - чистый лист, выясняем, что он светик из Ленсовета. Тааак. О, я слышал, вы репетировали на Ленфильме! О, я ходила на Кабаре Брехт, а ещё у меня знакомые в вашем тиятре. О, а у меня в вашем, а кто, а как с Могучим работается? О, Могучий и Фыфкин, аа. О, Фыфкин и Бутусов аа. Иду в тиятр, смеюсь на улице вслух и мемчикам и себе, расширила круг общения. А потом такое, от чего я просто ору. Ну нет, не бывает так. Мой друг, говорит, снимает кино, а я пишу к нему музыку. Хочешь поработать с нами. ЧТО ЗА ВОПРОСЫ, КОНЕЧНО ХОЧУ!
К, короч - карма.
Понокаутировала мужиков, ага. Выпустить бы спектакль до начала съёмок)

@темы: "тиятр", "киношенька", "гримёрство"

08:44 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..Амстердамский карась мне фокус показал. Дай, говорит, сюда - а я курила одну за одной, прям одну за одной. Раскрой, говорит, ладони кверху, и ту руку, которой пишешь, за спину спрячь, а другую сожми в кулак и вниз переверни. Отбирает мою сигарету, затягвается и начинает в миллиметре над своей ладонью аккуратно укладывать на неё пепел, потом растирает его, говорит - а теперь раскрой ладонь! Я раскрываю - а у меня на руке пепельное пятнышко. Магия, ну.
И вот я сижу в Треске на улице в два часа ночи, укиданная в хламину, пялюсь на это пятнышко и такое меня накрывает - что я всё, всё вообще смогу пережить. Что может быть ради этой минуты, действительно кинематографичной, произошла вся эта сегодняшняя хуйня. Агата, пришедшая позже, говорит - ну ни хуя, мать, вот это времени не теряешь вообще!
А я что, я ничего, после карасиного запоя - карасиное похмелье, его надо снимать маленькими дозами менее крепкого.
"Нахуя кидать удочку, чтоб тот, кого ты хочешь якобы приручить, проглотил крюк, а потом ему вырывает нутро этой хуйней.... Мальчики, мальчики" - это Евч мне, а я в ответ про то, что, как выяснилось, влюбиться можно в кого угодно, если узнать человека получше и завести общую тайну. Пойду, говорю, вразнос.
Всё.

23:39 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Я учусь ждать. Отращиваю, пишу Агате, дзен и хуй, что бы его своевременно положить. Пробую всякое, от чего раньше никакого эффекта, а вчера размазало так, что сначала нафантазировала кучу картинок, которые нарисую, а после лежала и умирала - ну сбивчивое дыхание, ледяные конечности, финалом - чувство пульсации в голове и, собственно, всё, никакого тела на все тридцать квадратов. Никогда не забуду, как мама сказала мне маленькой ни с чего: "умирать - это как засыпать", тогда ещё не было никаких предпосылок к её болезни, но тётки же чуют всё наперёд.. Таки вчера я не засыпала, а растворялась, от пальцев до головы, просеивалась как песок, а потом чо, встала и попиздовала рисовать, придумывая к рисуночку легенду по ходу дела. Ещё чётче убедилась, что совсем не боюсь исчезнуть, потому что что есть у меня кроме того, что внутри? Перекати-поле, ничего стОящего извне.
Почему ты нужен, когда раздаёшь тепло и свет, а как только начинаешь поглощать эти субстанции, вытесняя ими залитые внутрь чернила хуября, как от тебя моментально отстраняются? Экономят свой ресурс, съёбываются сразу, когда вечно улыбчивая Саша становится чёрным и пустотой? Никогда, никогда больше, нахуй, ну.
Так-то всё хорошо, если смотреть на перспективу. Внезапно захотелось татуировку - крошечную на правом запястье, в самом беззащитном месте, белую органику с тонким чёрным контуром, по моим эскизам. Очень долго буду вынашивать и вряд ли когда-то решусь, но зародыш хоть каких-то желаний - это уже прогресс.
Читаю и слушаю лекции по написанию сценариев для комиксов.
Позвали в кино весной.
Работы - выше головы, но ресурса ноль. Тяну себя опять собственной рукой из личного болота, сраный барон Мюнгхаузен, вечный рыцарь самой себя. Как я заебалась тащить на себе всё, и старую хуйню, и новообретённую, просто потому что человек, из-за которого новая хуйня обрелась, оказался, вестимо, не готов к такому неожиданному повороту - партнёр, который чернеет и плачет, достоин только заброшенности, а чо, а разве бывает по-другому?
Да пошло оно всё нахуй.
Через год я даже не вспомню об этом.
Ну.

@темы: "страдальческий лытыдыбр"

22:07 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
22:07 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
И это вот. Отвечаешь что-то жизнеутверждающее с довольной скобочкой в конце и идёшь встретиться с бывшим мужем, что бы как следует надраться вместе, потому что хуябрь шепчет на ушко "разрушай всё, пока вконец не разрушило тебя", такое.

"эта вечная тяга всё сжечь и съебаться в тайгу, как только человек рядом становится тебе дорог. разрушить всё сейчас, побыстрей, чтобы не ждать, когда всё само рухнет, чтобы не было так невыносимо больно.
но какая же всё это выматывающая хуйня." (с)

Сраный выпуск и сраная неуёмная деструктивная жажда понимания и тепла. Как я заебалась. А медведь пришёл - и разрушил весь теремок.

@темы: "карасиная тоска"

21:06 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Самое хуёвое сейчас то, что я
а)не знаю, чего хочу - полное отсутствие желаний и в глобальном, и в повседневных мелочах, а это прямая тропинка к потере себя, и соберись потом попробуй из пыли и серой жижицы обратно в привычную всем Сашу, которая и избу и коня и вообще.
б)понастроила себе иллюзий, что есть человек, который спасёт от всего и в любой момент, а это совсем не так, потому что кто, кроме меня. Потому что всегда кто, кроме меня, и это правильно, но иногда до истерик устаёшь.
Немножечко начала понимать своих подруг, мечтающих от работ в декрет. Ну что бы было на кого переложить ответственность и спрятаться в норе с детёнышем, "я в домике", это вот всё. Декрет, конечно, последнее место, куда я решила бы сбежать, и работа скорее прибежище, чем что-то мешающее жить, но на ручки и обниматься я хочу гораздо чаще, чем что-либо остальное. И эти даже не желания, а базовые потребности делают из меня такого беззащитного моллюска с голым брюшком, что я начинаю жалеть саму себя и уползать в такие норы, из которых вряд ли можно выбраться, не поплутав.
Это внутри, а во внешнем мире я отсиживаю выпускаю спектакль вместо того, что бы снимать в хорошей команде интересное кино, немножечко работаю в перманентном дурдоме бутафорской мастерской Агаты, рисую всякую болезненную хуйню и не менее болезненные автопортретцы, что совсем край, заставляю себя не смотреть сквозь прекрасное, а видеть и фиксировать его, а ещё реву над например случайно удалённым кэшем с запасами сохранённой музыки в вк. Это привычное сезонное бесцветие хуября, и это с первым снегом пройдёт - плавали, знаем, но как муторно сейчас-то, а.

Такое.

@темы: "страдальческий лытыдыбр"

06:01 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Пространство вокруг удивительно пазлообразно, а ещё можно сделать обратную перемотку и обозреть, что там у меня случилось такого интересного до момента, когда мы начали снимать кино про цирк. Потому что где-то с момента кино про цирк до первых дней нынешней осени мне было безусловно хорошо, а пишется, как водится, только когда хоть немножечко, но не очень.
Отправная точка реверса - утро сегодня. Я прилетела в гости к минской новоиспечённой коллеге Юле, мы ведём неспешные разговоры в гримвагене, в гримваген заходит Денис, мы обнимаемся-я трусь щекой о щетинистую щёку-я просыпаюсь.
..Смотри, пишу, у нас тут Могучий ставит спектакль, я разрисовала моих и вспомнила, где уже видела такое. Тебе если Дэн не показывал свои комиксы про цирковых, которые ушли на войну, про вооружённых клоунов и про гимнасток, соблазняющих солдат, то пусть покажет, это прекрасно! Тебе, отвечает, привет от Дэна, видели твои фото, смеялись. Похоже, да!
..Сижу на сундуке в углу павильона Ленфильма, болтаю ногой, бездельничаю, нарисовав на своих театральных детсадовцах маски клоунов, наблюдаю за репетицией. Клоуны обряжены частично в военное, частично в цирковое, я вспоминаю, где могла видеть подобное, и до мурашек.
..А у нас, пишу, тут тоже танки, смотри! Я работаю спектакль в Петербурге, встречаюсь на вокзале с Агатой, передающей мне сумку с летним пуховиком и термиками, сворачиваюсь клубком на верхней полке в поезде, около пяти утра захожу в гримваген на Красной площади, немногим позже в нём же оказываются сначала парочка артистов с вечернего спектакля накануне, потом актёр, с которым я снимала кино в Иркутске, и все территориальные границы в один момент смазываются напрочь. Т-34 в количестве двух штук въезжают в Москву, брусчатка от соприкосновения с гусеницами воссозданных на киностудии боевых машин издаёт умиротворённое воркование, я дурею от любви к происходящему.
..У нас, пишет, первый съёмочный сегодня! Ого, отвечаю, это будет отличное приключение! Такой замес, ты влюбишься, говорю, в кино. И ничего не дёргается внутри, я правда радуюсь, улыбаясь себе под нос от нежности и предвкушения не за себя.
..У меня самолёт в Иркутск, мы на четыре дня летим снимать кино на Байкале. Сцена - смерть драматурга Вампилова, кино - "Облепиховое лето", съёмочная группа - оох. Содержимое вызывного - внутренности слипаются в комок, я несколько дней после чтения сценария ходила как чумная, потому что во-первых всё это действительно случилось - задолго до нас, практически в том же месте, во-вторых, так тонка грань намерений и реальности, в третьих, все давно уже на той стороне, а впечатлительная Саша проживает и обмирает внутри. Иркутск - чешуйчато-деревянный, резной, фактурный, не дающийся камере - либо рисовать, либо запомнить. Вся военная техника в городе выкрашена в бирюзовый цвет - позже в Москве наши хромакейные бездвижные танки на плейбеке тоже будут казаться бирюзовыми, и я соединю очередной пазл, не удивляясь уже, просто отметив про себя мимоходом. Байкал, в первый полноценный съёмочный бесцветный и туманный, а во второй, малой группой - бутылочно-изумрудный, с гребнями гор, с прозрачным воздухом, открыточный совершенно. Было хорошо.
..У меня самолёт до Адлера и шесть дней - приключения в Абхазии, сбежала к моречку, пока малая группа снимала кино на блядском теплоходце. Отпуск "на вызывных". После Калининграда мне казалось, что где-то в настройках головы убавили насыщенность цветов, подкрутив ползунки, и мир больше никогда не будет таким ярким, но нет, Пицунда реабилитировала, там тоже такое всё.. без примесей оттенков, которые, соединяясь, дают грязь, только чистые краски. В середине абхазских приключений меня оповестили, что блядский теплоходец более не нуждается во мне, и я радовалась, как ненормальная, и сдавала билеты на поезд и самолёт, и враз перекроила все планы и было хорошо.
..Я встречаю двадцать девятый день рождения на новой площадке, первый съёмочный. "Мы у плейбека со стаканчиками не ходим" - сообщает продюсер. Ну ок. "Мы у плейбека книжки не читаем" - сообщает продюсер моей художнице (не мне!!), и я понимаю, что только из сочувствия художнице не уйду с проекта прямо сейчас, а доработаю-таки до конца. Резиновые смены от шестадцати и больше, никакущая группа (мы у плейбека тоже, видимо, не шутим), я не запомнила имён режиссёра и оператора, услышав "кинокомпания Свэлл" - бегите в противоположную сторону, это днище от кинопроизводства. Впрочем, как я писала выше, шесть оставшихся после отпуска съёмочных дней к вящей радости блядский теплоходец плавал без меня. Съёмочная группа - оно обычно про большое семейство, а не про дедовщину. Жить было некогда, но благодаря эпистолярщине у плейбека местами случалось "хорошо"
..Ламповый день рождения в вечер накануне дня рождения, потому что из-за кинорежима по-другому было не впихнуть. Ламповый в буквальном смысле, потому что Сир приволок мне в подарок здоровенную стеклянную колбовидную внутренность неведомого прибора, тащенную с зОбрОса. Оформленную в цветы и букетно-газетный крафт, я ржала и демонстрировала её новопришедшим и хвасталась как могла. И вообще, ребята - вы чудесные, все.
..Ты всё испортила, заявляет мне Игорь Викторович по телефону, скажи своему режиссёру, что б он не брал её в кино!! Ну как, говорю, это не от меня зависит и не от меня зависело, и что я могу? Не буду никому ничего говорить, разбирайтесь сами, я на смене, накануне дня рождения хоть не устраивай сцен. Я всё испортила тем, что передала в Минск алхимическую коробочку через нашу общую знакомую Юлю, Юля разговорилась с Денисом и тот позвал её к себе на картину про танки. Юля никогда не работала в кино, кроме разовой помощи мне на площадке, но съёмочный замес дело такое - ты либо сразу влюбляешься в процесс и обретаешь зависимость от него, либо думаешь "госсподи, делать им больше нечего, на холоде в днище и ради чего". Алхимическая коробочка - набор для формовки, стилизованный под ящик с волшебством, выполненное обещание в красивом фантике. Стекло, крафт, сделанный под заказ ящик, собственноручно выкрашенный тёмно-красной морилкой и обшитый изнутри тканью цвета хаки. Рисованная на пятнадцати карточках инструкция по применению, этикетки на банках с субстанциями, всё - от наброска эскиза до готовой штуковины, которую можно потрогать, всё это помогло пережить события прошлой зимы, ибо занять нездоровую голову могут только руки, а когда алхимия оказалась у адресата - вот в то утро я действительно отпустила и человека, и события, осталась только благодарность. Из-за Дениса я начала рисовать из головы, и это половинка текущей части полусобранного пазла, какое удивительное всё, ну.
..Цирк был прекрасен, режиссёр Дима Аверин цыкал и выразительно говорил "Рассажу!", когда кто-нибудь во время съёмки разговаривал у плейбека. "Ну ребяяятушки" - канючил, если опаздывали по вызывному. Дима похож на ящерку с циркулярным зрением и рептильими движениями, я всегда мысленно пририсовывала ему хвост. Плейбек в несколько крайних съёмочных стоял между клеткой с носорогом и клеткой с тиграми, большие котики охотились за бумом, после съёмок в цирке я перестирывала одежду три раза, прежде чем догадалась засунуть в стиралку ещё и рюкзак. Было хорошо, хочу ещё кино с этой командой.
..Калининградец трепетный, более ничего. Я рада, что он был. Было хорошо.

Таки планировалось скучнейшее лето, а вылилось в невероятный калейдоскопный замес.

@темы: "тиятр", "ностальгическое", "киношенька", "карасиная тоска", "гримёрство", "гастроленьки"

13:20 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..а выходные у нас на днях - тридцатого будет спектакль, первого пробы и спектакль, второго спектакль."
Я уже месяц как снимаю кино про цирк, в киношные выходные веду свои спектакли или работаю где-то ещё, в промежутках читаю с тетрадочкой сценарий следующего проекта, в который ввязываюсь без пауз и выдохов сразу после нынешнего мувика. Мне некогда жить и я счастлива. В августе, говорю, отдохну, может съезжу куда-нибудь..если не предложат ещё один проект, потому что если предложат - понятное дело, не смогу отказаться.
Ещё, пока все приличные девочки собираются на свидания дольше, чем проводят на них время, я несусь к своему новообретённому карасику совершенно безумная после поздних киносмен, с испачканными руками, вороньим гнездом на голове, в киношном "главное, что б тёплое и с карманами". Приношусь, молчу, впадаю в анабиоз, потому что энергия кончилась где-то на съёмках предпоследней сцены, а мне говорят "не меняйся. пожалуйста, только не меняйся" и я теплею внутри.
Я не понимаю, что происходит, где эпицентр нынешней карусели, но я неприлично счастлива.

Всё хорошо.

@темы: "гримёрство", "киношенька"

01:54 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
У меня будут мувики) На Панорамушке, две-три штучечки, пробы к первому уже в этот понедельник. До последнего тянула не говорила никому, потому как столько кино до этого у меня слетело, что чёрт его знает, но тут уже всё - получила сценарий в электронке и читаю его с тетрадочкой, делаю выписки; вызывной к пробам тоже уже пришёл.
Это такой кислород, такая нежнятина, просто не передать, как мне спокойно и хорошо.

И я точно знаю, что у меня будет работа на лето, а это один из важнейших пунктов для трудоголика, зависимого от кино. При этом я не пролетаю с гастролями в Калининград и очень благодарна стечению обстоятельств и взаимоуступкам обеих моих работ.

Ну и Панорамушка уютна, как старый тёплый пледик.

Господи, благослови киношеньку. Я от руки вписываю в клеточки тетради имена и характеристики персонажей, делаю заметочки по гриму на полях, препарирую сценарий, скачанный в читалочку, и мне так заебись!

Всё хорошо. Даже более чем)

@темы: "киношенька", "гримёрство"

02:04 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Заебись бегать по набережной Невы в дождь - в последнее время я, кажется, убегаю от самой себя, от дурной головы, от злости, тоски - и легче. Ежедневно по шесть километров, огибая Таврик, до Большеохтинского моста под плеерчик и безлюдье - время, которое я провожу действительно в гармонии с собой. Устала от людей, от себя, от необходимости разговаривать ртом из вежливости и от невозможности разговаривать ртом с теми, кто мне действительно нужен. Я страшно расклеилась, амёбу вытаскивают исключительно пилон и пробежки.
Где ещё ныть, как не здесь? Какого чёрта, например, мне напоминают о карасике люди, которые в курсе происходивших событий, стоит только начать отвлекаться и не скучать так сильно, как раньше. Если карасик напоминает о себе сам - я теплею нутром и свечусь фосфором, потом правда отходняки, если напоминают другие, осведомлённые - сворачиваюсь в горгоний клубок и замыкаюсь в себе. Потому что фантомные боли, потому что я тоскую по тактильности, потому что многое не успела. Невозможно перестать хотеть трогать жабры и чешую, вместо этого я сублимирую в беспомощный рисовач, как же сложно сняться с человека, боже ж ты мой.
Такое.
Всё хорошо.

@темы: "дрессировка тараканов", "карасиная тоска", "ностальгическое", "страдальческий лытыдыбр"

21:57 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..


Пилонный двоешник активизировался снова, каждый раз после длинючих перерывов болтаюсь на шесте невероятной раскорякой и кривулечкой.
Энергии - ноль, мотивации тоже, не знаю, как вытаскивать себя делать что-то, что снова даст мне возможность выезжать за счёт харизмы, коль уж страшненькой и нелепенькой родилась. Ваще не радует ничо, живу на автомате и тяну себя за волосы потихоньку. С наступлением относительного тепла бегаю вокруг Таврика, например.
Отказалась от вышеозначенного проекта и художничества ввиду возможного наебалова съёмочной группы и актёров финансовой нестабильности студии. Взамен в конце мая лечу с гастроленьками в Калининград на десять дней, с тремя спектаклями - что, в принципе, неплохая альтернатива, и держу пальцы крестиком за "Грома", ибо мне очень, очень нужен проект хотя бы летом, я чахну без кино, мне негде подпитываться пиздецом, в театре слишком хорошо и комфортно потому что.
Рисую тоже без фанатизма.
Очень жду лета, гастроленек, киношеньки и тёплых крышных радостей - взращивания заоконных растений, книжечки на пледике с кофе и сигаретой поутру, белых ночей и закатцев, велосипеда и недосыпа, это вот всё.

Всё хорошо, но очень как-то.. однообразно и уныло - однако, надеюсь, анабиозъ недолог.
Всё хорошо.

@темы: "фото", "тиятр", "пилон", "дрессировка тараканов", "гримёрство", "гастроленьки"

01:35 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Что творится, дорогая редакция.
Часов восемь назад я ответила согласием на предложение стать художником по гриму. Внезапное, неожиданное, хожу оглушённая и пока свыкаюсь со своим решением. Как там - расскажи о своих планах, насмеши бога? О деталях не распространяюсь - потом, всё потом, когда устаканится и утвердится, но выглядит это так, будто кто-то сверху ласково усмехается, наблюдая за мной.
Это страшно пиздец. Это радостно в той же мере, после звонка я несколько минут сидела в пустом гримцехе театра и смеялась вслух - и нервно, и от предвкушения, и от иронии, с которой всё складывается, как будто в очередной раз проверяют меня на прочность.
Я дико, просто ужасно ссу, я повзрослела нонче лет на десять за один день. Точнее, осознала, что взрослая. Мне не доводилось быть рулевым и ответственным не только за себя, но это полезный, мотивирующий, годный страх, выход из зоны комфорта, в конце концов я мечтала о ставке художника как о чём-то несбыточном и далёком, а оно вот.

Всё хорошо.
Даже, пожалуй, более чем.

@темы: "гримёрство", "киношенька"

16:30 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..




Рисовач - это определённого рода терапия, процесс успокаивает и решает многие вопросы, устаканивает положение вещей в голове. И, тащем-то, рисую я не для того, что б наработать больше материала к моменту поступления, упаси господь, просто всей этой толкучке образов тесненько, они просятся на бумагу, перенашиваются, и что я могу? Особенно острое удовольствие доставляют моменты, когда начинаешь рисовать одну историю, а заканчиваешь совершенно другой, оставляя предыдущую на потом.

Или когда история рождается в процессе, из ничего. Есть, например, походный мой славный блокнотец с тремя видами бумаги - чёрной, белой и крафтом, как раз такой, что б бросить на дно рюкзака и забыть, извлекая по необходимости. Цвет бумаги играет важную роль для такого маньяка графики, как я. Есть сборище необходимых пёрышек, баночек туши, стёрок, маркеров и карандашей - тоже всё крохотное, компактное. Есть спектакль на КМТ, температура, сонно-коматозное бытие, и есть некоторое количество собственных конечностей, которые я очень люблю рисовать с натуры, потому что натура - это вкусно, в отличии от плоских фото, а своя натура никуда не убежит и тем хороша. Дрессировать правую руку попытками изобразить левую начинаешь, что бы отвлечься от тягот бытия, а дома оно обрастает органикой, ботаникой, расцвечивается и расцветает. И приобретает свою предысторию, что по-настоящему важно.

Нужно начать уже дрочить акакдем, цвет, живописные техники, а я как обычно всё.

Ну и немного рисовач-историй под катом - о формалиновом вагоне метро..

..об утешительных карасиных историях..

..кунсткамерных младенцах..

..ещё раз о карасиной тоске..

и, наконец, о керамических опытах - две расписанные после обжига посудины и одна только-только, в жуках, из сырой глины

@темы: "карасиная тоска", "рисовач", "тиятр", "фото"

00:34 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..Я уже могу без тебя как угодно долго,
Где угодно в мире, с кем угодно новым,
Даже не ощущая все это суррогатом.

Но под утро приснится, что ты приехал, мне не сказали,
И целуешь в запястье, и вниз до локтя, легко и больно
И огромно, как обрушение бастиона.
Я, понятно, проснусь с ошпаренными глазами,
От того, что сердце колотится баскетбольно,
Будто в прорезиненное покрытие стадиона.

Вот зачем я ношу браслеты во все запястье.
И не сплю часами, и все говорю часами.
Если существует на свете счастье, то это счастье
Пахнет твоими мокрыми волосами.." (с)


От обратного - всё перемешано, скомкано, и внезапно в моей более-менее устроенной жизни случается провис.
С одной стороны - непростыми усилиями подзабытый было уплывший карасик, не подававший доселе никаких признаков жизни оживает, черкнув весточку, и я летаю по театру, улыбаясь глупее некуда. Но эйфория длится недолго, а послевкусие даёт весомый осадок.
С другой стороны - я постепенно переключаюсь на человека, на которого переключаться вообще не стоит, даже вот думать нельзя. Меж тем интересно, как оно всё пойдёт, куда вывезет кривая обмена теплом в крошечных дозах, но на постоянной основе - капельница стоит давно, игла в руке уже почти неощутима, зато зависимость от регулярности вливания физраствора по нарастающей, а это тревожный звонок. Жду, что будет, наблюдаю, тащем-то.

Теперь не о карасиках, а про насущное.
Моя киношенька внезапно закончилась, едва успев начаться - в крайний день проб, с готовым кпп, с прошедшей скучнейшей читкой, с точной датой первого съёмочного нам сообщили, что "Тайны", как и многострадальные славные мои "МВ", будет снимать другая студия. Смена вышестоящего руководства, проблемы с финансированием, такое. Я, честно говоря, вздохнула с облегчением и ситуацию отпустила очень быстро, так как с командой, которая собралась для съёмок, мне было бы суррогатно делать кино. Работа ради работы - не то, чем стоит заниматься по двенадцать часов в сутки с одним выходным в неделю, если делаешь это без любви. Да и после Дениса невозможно снимать ничего, не вздыхая по ушедшим безвозвратно временам "самых лучших в галактике", так что всё к лучшему. Плюс отпустило беспокойство за мои обязательные репертуарные спектакли, которые в марте и апреле чуть ли не через день. Выдохну и досижу сезон до конца, пока не настигнет "Гром".

Театр компенсирует мне всю любовь, которую я недополучаю в других местах. Пока я работала на ненужных пробах, наши выпустили потрясающих, до мурашек прекрасных "Трёх сестёр", невероятно красивых и пробирающих. Я подхватила самый краешек - приняла то, что уже придумано, и поработала премьерные постановки. Из кино я сбегала в БДТ, как возникают посреди ночи дети в спальне родителей, ныряя к взрослым под одеяло и успокаиваясь. Узнав, что съёмки слетели, выдохнула совсем.

Из нерабочего - освоила графический планшет, через многоэтажный мат к эйфории. Села писать маслом мои формалиновые сны наяву, потому что масштаба набросков сепией на крафте уже не хватает. В керамическую мастерскую ходим с Агатой, как котики на запах валерьянки - забрали первую партию чашечек-блюдечек после росписи и обжига, наплодили вторую. Возобновила пилон и зал. Всё это здорово прочищает мою глупую голову, избавляет её от шелухи и трухи.

Всё странно, сыро, провисше - но хорошо.

@темы: "тиятр", "страдальческий лытыдыбр", "рисовач", "пилон", "ностальгическое", "киношенька", "карасиная тоска", "дрессировка тараканов", "гримёрство"

22:05 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..Моё солнце, Бог не садист, не его это гнев и гнёт -
Только обжиг.. Мы все тут мечемся, мельтешим,
А Он смотрит и выжидает, сидит и мнёт
Переносицу указательным и большим..
Срок приходит: нас вынимают на Божий свет, обдувают прах,
Обдают ледяным как небытием.. Кричи
И брыкайся - мой мальчик, это нормальный страх..
Это ты остываешь после Его печи."

Агата затащила меня в керамическую мастерскую, и пока я обтачивала пальцами влажную глину, выпестовывала тоненькие края, выравнивала их стеком и получала удовольствие от погружения в процесс, в сети после нескольких дней отсутствия появился человек, за исчезновение которого с моих радаров я страшно переживала, выдохнули.



Такие милые получились кривулечки - надеюсь, они дождутся меня, страшно занятую в ближайшие месяцы, и я оболью их кракелюром, расрисую муравьиными тропами и ботаникой, а потом уволоку в тиятр. Третий сезон я пью кофе из пластиковых и бумажных стаканчиков, отчасти превращая тиятр в площадку, надо уже как-то обживаться, в конце концов.
Возможность делать руками что-то "маленькое, милое и бесполезное" захватывает и растаскивает меня на сотни крошечных Саш. "Тебе нужно.. заниматься книжной графикой, рисовать настольные игры, бить татуировки или рисовать эскизы для тату, а меня нарисуешь, а можно у тебя фотосессию, а давай ты будешь.." Ребята, ребяяята, выдыхаю я, если я буду заниматься всем, что умею делать, мне некогда будет жить. Я вынашиваю эскизы моей "ботанической мёртвописи" для принтов, что бы из этой принтованной ткани шить простое, без косточек-устрашающих поролонов и верёвочек бельё, просто потому что мне надо, а найти такое я вряд ли где-то смогу. Когда я не могла отыскать в Петербургах нужные мне серёжки из латуни и эпоксидки - начала делать их сама, добывая материалы и заготовки в самых немыслимых местах. Теперь ещё эти керамические штучки. Я догадываюсь, в общем, откуда это всё - из нищего, но изобретательного детства, когда от безысходности из подручных материалов сооружалось то, чем снабжали моих одноклассников более обеспеченные родители. Меня воспитывали с подвывертом, с установкой, что "не нужно, как у всех". В моём доме много читали, много разговаривали, сяськались со мной изо всех сил и многое мастерили своими руками, даже балетки для моих занятий хореографией шила сначала мама, потом я подросла и подхватилась. Огромная библиотека книг по рукоделию, журналы с выкройками, спицы и пряжа, мамина швейная машинка и папины радиотехнические детали, паяльники, инструменты.. Сейчас, будучи взрослой тёткой, я чётко могу проследить, откуда тянется каждая из этих ниточек, что даёт мотивациию, потребности и почему выросло то, что выросло. Очень увлекательный процесс препарирования собственного прошлого. И здоровое любопытство относительно будущего - куда вынесет дальше.

Пока на повестке дня - съёмочный нулевой, немножечко проб и, как и хотелось, подглядывание одним глазом с балкона вечернюю репетицию вылезших на большую сцену "Сестёр" послезавтрашним днём.

Всё хорошо.

@темы: "чужое", "фото", "тиятр", "ностальгическое", "лытыдыбр обыкновенный", "киношенька", "карасиная тоска"

02:51 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..Моё солнце, Москва гудит, караван идёт. Происходит пятница на земле.." (с)
Это, пока не забыла, про местечковый гримёрный флешмоб "на Губернатора - в платье". Про то, как я прихожу в тиятр в штанах, достаю мой ассиметричный ноэлевский мешок и переодеваюсь в женском цехе за шкафом, разбросав по всем плоскостям уличные вещи, стоя на одной ноге в раззявленном ботиносе и подтягивая чулки. Это про картинки, которые надо рисовать, ибо по-другому не зафиксируешь: дверной проём мужского гримцеха, в полутьме коридора стоит ангел-истребитель Сашечка с серой головой профессора Доуэля, посаженной на розовые, человеческого цвета ключицы. В полном гриме, в махровом белом халате нараспашку, а в руках у него - пинхолообразный фотоаппарат, лакированное дерево и меха гармошечкой, я потом трогала пальцем - невероятная штука! Саша рассаживает Егора, расставляет меня, командует "Замрите!" - и ты, в общем-то, не совсем понимаешь, куда тебя сейчас перенесло, ибо вокруг начало двадцатого века, монохромные персонажи немого кино, космические небожители (которых ты только что своими руками соорудил) один из них снимает тебя на раритетный аппарат, другой позирует, вы не шевелитесь втроём, а вокруг движение и жизнь.
Идёшь на сцену ловить нужных тебе людей и в процессе поисков лицезреешь чёрные молодильные яблоки, столы с длинными рядами серых мертвецов, белый губернаторский гроб - градации бесцветной растяжки от тёмного к светлому. По коридорам бесшумными призраками бродят солдаты в тяжёловесных шинелях с винтовками наперевес, подкрадываются к тебе и говорят растерянно: "а подкрасьте мне, пожалуйста, я нос почесал!"
На эгегей-банкете в честь премьеры ты таки высказываешь Могучему своё робкое "спасибо за спектакль", слышишь ответное спасибо. За соседним символическим столиком внезапно сидит Шевчук, смотревший премьеру (артисты шутят - ДДТ пришло в БДТ), мои девочки шушукаются на предмет "сфотографироваться", и - фотокарму не стряхнёшь - я весь вечер снимаю на телефон своё бабье братство с медийными и с нашими, театральными, непременно оставаясь за кадром, ибо фото с.. - не люблю. "Вы не берёте афтографы у ваших молодых артистов? Вот станут они популярными лет через пять, и к ним не подступишься" - а я отшучиваюсь детским садом, младшей группой и не знаю, как объяснить, что какие афтографы, когда этим молодым и не очень артистам ты варишь кофе, делишься сахаром, зарядками от телефона, таблетками от головы; гладишь по голове, жалеешь, нянькаешься, смеёшься до слёз над их моноспектаклями в гримцехе, и это оставляет в тебе больший след, нежели росчерк на клочке бумаги.
картиносы, как водится.

Идёшь домой, официально накидавшийся на рабочем месте, и понимаешь, что бессильное раскисание в гримёрке мв несравнимо с ежедневной этой волшебной театральной рутиной по накалу страстей, красоте закулисной картинки и любви такой, что не хватает воздуха на вдох, когда она одномоментно обрушивается на тебя вся.

Всё хорошо.

@темы: "фото", "тиятр", "киношенька", "карасиная тоска", "гримёрство", "чужое"

eksha_diary

главная