03:44 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Ну, такое.
Жри джумас, пасека, все дела.
Всё - безвкусное. Бесцветное, никакущее.

Я страшно боюсь этих состояний, но я внутри. Я каждый день жду, что вот-вот всё кончится, но это не кончается с начала октября. Формалиновый хуябрище бескрайний безграничный.

Завтра сорок восемь Денису, славный повод позвонить в его Минск и немножечко ожить от межголосья междугородного разговора.

"..Просто однажды все ушло и ничего не пришло взамен. Знаешь, такой распад начался. Персонажи, разговоры, планы на будущее, от которых реально в петлю хотелось… Страшно было не то, что вот ты сейчас умрешь без любви, а то, что ты проживёшь так долго-долго.."

Не знаю, до какой глубины может дойти ангедоническая апатия(вот и проверим), но а)мне не хочется вылезать из-под одеялки каждое утро; б)если бы я попробовала осуществить желаемое и зарыться в одеяльной норе на весь день, радости бы это не принесло; в)в данный момент любая деятельность, события, люди не приносят радости, вообще ничего. Горечи тоже не приносят - у меня нет сил на любые эмоции, ни в плюс, ни в минус. г) это первый отрезок времени за весь мой сознательный взрослый период жизни, когда я ни к кому не испытываю влюблённости или привязанности. И это пиздец как опустошает. И это обесценивает меня в моих глазах, потому что как - все мои мотивации были обоснованы текущими симпатиями, а мотивировать себя без сторонних генераторов я, получается, не могу? Гигантский провис. д) я стала жутко безответственной и рассеянной, подвожу людей, к которым в целом тепло отношусь и не желаю им плохого. Который день подряд забываю принести моей Брецкой важные штуки, отшучивалась-отшучивалась про голову с дырой и шахерезаду, а сегодня возьми и расплачься у неё на плече, выпалив всё про депрессию, психотерапевта, отсутствие мотиваций, похеренную любовь ко всему, что раньше давало энергию и вызывало восторг, это вот всё. Так плохо и неуютно, мы давно работаем вместе, она зовёт меня на предположительно спасительный проект, который на два месяца отберёт меня у театра, а я расклеившийся инвалид, который заваливает себя киношно-бумажной работой, всякими сметами, выписками из сценария, синопсисами и прочим подобным, лишь бы поменьше контактировать с людьми - а это, тащем-то, основа моей деятельности.

Всё утро искала ключи, перетряхивала карманы, разворошила всё. Нашла на шестом этаже парадочки на подоконнике, оставила там, видимо, когда выходила курить, пролежали промёрзли ночь. Как так, ну как так.

Состояние, в котором отсутствует страх. Просто потому что плевать на всё, апатичный фатализм, самосохранение в минусе. Толк от этого - разве что качественный пилон. То, что я могла сделать физически, но мешала голова, я теперь делаю. Почти вышла в "супермена", лихачу размашистые крутки, кто на динамику первый - тот я, синяки везде, боли в процессе почти не чувствую. Особой радости от прогресса тоже, просто без пилона я совсем расклеюсь, хожу по инерции. Тренер недавно обмолвилась, что моя невыворотность суставов, которая в своё время поставила крест на продолжении серьёзных занятий хореографией, делает конечно совсем невозможным поперечный шпагат, а вот продольники вполне реальны. Посему перестала жалеть себя на растяжке и удивляюсь тому, как много всего я могу, оказывается, сделать со своей деревянной тушкой, сколько резервов спрятано, а вдруг я и правда сяду когда-нибудь. Но это тоже джумас и картон.

Агата принесла домой мистера Улитку, назвали Mr.Gray. Mr. Gray живёт, натурально, в миске с салатом, растёт большим и сильным, я беру его на руки и он усищами смотрит и ползает везде, а мне невероятно спокойно. В мастерской улитычу делают целый дворец из оргстекла.

"..Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы" - Агата приходит с работы и принимается жамкать мне спину, пока я валяюсь безвольным трупом, не в силах поднять себя с кровати после эгегей-дня с киношенькой репетицией и спектаклем (которые, напомню, тоже джумас и картон) Я смеюсь лицом в простынь, вскрикиваю "щекотно!", а на присказке "пришёл дворник всё подмёл" продолжаю "отпидорил грязный пол.. после праздников", и начинаю уже истерически хохотать, потому что "вся правда праздников.." давно уже должна была отмыться, а херушки, всё никак. Без Агаты я давно бы уже сидела на таблетках, а не только на терапии, как сейчас. Вообще не знаю, как выживала бы без неё.

"..Ну что, как твоё настроение сегодня? - Получше, радость моя, спасибо. Уже не хочется никого убивать, а просто что б все сами умерли. - И чо, и даже я?! - Нет. Ты, пожалуйста, останься."

Так и живём.

23:15 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Новый виток хуйни, стоило вернуться со всех своих остальных сцен на большую.
Самое неприятное то, что внезапно обрушилась годами выстраиваемая система - заполнение моего мира начало казаться мне суррогатом. Всё - неинтересное. Любимый тиятр - сраное днище, долгожданная киношенька - повод сбежать из тиятра и потому тоже днище. До этих всратых не мной начатых, не мной похеренных куцых отношений все работы были огромной необъятной любовью, и вот ррраз - я хожу в театр как на убой, и ррраз - я щёлкаю зажигалкой во внутреннем дворике Панорамушки, смотрю на ломкий снег через стеклянную крышу, и такая брешь внутри, и я думаю "я здесь только потому, что мне нужна отдельная жизнь помимо театра", и я думаю "отлично, сценарий летний, натура - зимняя, и её много, и это засрачины-ебеня, два месяца простуд и соплей, два месяца десяти слоёв одежды, мигреней, недосыпа и военных действий." Согласилась бы я на зимние съёмки не самого интересного сериала, если бы не стремилась сбежать из тиятра как можно дальше? Хер.
Я очень хочу послать всё нахуй и на ручки.

Я просто слабая, в край заебавшаяся тётка, ревущая каждый вечер от непонятно чего.

Говорю Агате - зряплата на Панорамушке внезапно ощутимо выросла, закончу проект и сразу после шапки улетим в Амстердам, на неделечку точно, и плевала я на репертуар, да вообще на всё. И вот посреди этого зимнего хуября, всратого тиятра, всратого кино, всей этой ебучей нелюбви, невозможности влюбиться из-за дыры размером в ладонь, тошноты выпуска и сонности кинопроб я мысленно сижу на краю канала, болтаю ногой, объезжаю город на велосипеде и, наверное, только это даёт мне силы ещё хоть как-то держаться на плаву.

Всё обесценилось так сильно и так внезапно.

А самое страшное - не разобраться в себе, чего мне хочется больше, обнять виновника этого тусклого карнавала или втащить ему. Или вообще уволиться из тиятра. В любом случае оба этих желания - они от чувства бессилия и беспомощности.

Всё совсем не хорошо.

Поговорите со мной, а.

03:47 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
А удивительное вспомнила, раз уж здесь продолжение моей терапии. Ощущение "..он забрал мой театр" возникло даже и до того, как мы нежданно для меня самой объединились. Потому что, думала, это же надо будет теперь бегать от и думать, что отвечать, когда на голову тебе внезапно сваливается очень активное, но тебя не сильно интересующее. Потом я быстренько сбежала в одно кино, в другое кино, и на раздельных территориях всё было как-то само собой, как-то удивительно рОдно и хорошо, спустя два месяца я уже топла по макушечку от мельчайших деталей - третьи сутки в дороге, разговоры о чём угодно, лишь бы отвлечь от монотонности пути, выруливание из страшных серпантинов - откуда, мне казалось, и вырулить невозможно, геройство!; однако общая картинка не складывалась, особенно по возвращению на нашу театральную территорию.
Поэтому театр покрали не уходя, а появившись.

Тащем-то, завтра крайний шишовый день. Чем ближе тот, другой выпуск, где я боюсь растерять обретённую было искорку и наполненность, тем тошнее. И я не понимаю уже, в каких пропорциях всё намешалось - неприятие бесконечных мерзейших репетиций или боязнь своих реакций относительно существования на одной территории безмолвно и отстранённо с тем, кому помимо прочего не единожды рассказывал самое сокровенное, выдумывал часть общих миров и спал, прижавшись к спине голым моллюсковым брюшком, обхватив конечностями.

Я конечно переживаю не человека, а ситуацию. Человека изживаешь быстрее всего, а неловкость положений - это пиздосина огромной силы и неустраняемости, тараканы ликуют, я остаюсь в шатком положении, меня сковывает там, где раньше была полная свобода действий.

Но гастролей тем временем опасаюсь меньше, чем раньше. Москва всё же моя территория, я могу уехать к друзьям на всю ночь, или ещё к одной подруженьке, ко второй, к третьей. Навестить обожаемый вднх, побродить нажитыми во время предыдущих гастролей маршрутами, поглазеть наконец-то на московское зоологическое формалиновое царство в конце концов, что бы прийти в норму и не бояться. С ленфильмом не прокатит - всё, что у меня будет, это сценарий с пометками и рисовач. Мало.

Пережить бы скорее, смахнуть и проснуться.

Устала тревожиться от глупой своей головы, ну.

01:54 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Агата говорит - тебе и завтра нельзя пить? Сколько тебе ещё нельзя пить? Может, раз в неделю можно, я тебя с Катей познакомить хочу.
Я, отвечаю, умею пить в барах кофе, всё в порядке, мне не то что бы нельзя, просто добавь что-то лишнее в мой скорее идеологический, нежели физиологический протас - и всё посыпется к херам, вся система, ну уж нет.
Такой хитрый пазл без единого зазора, нарочно не подгадаешь - четырнадцатого февраля конец пяти недель, пятнадцатого первый съёмочный. Мантра, нонче главная фраза этой зимы - сценарий уже на почте. Начну читать на Ленфильме, раз уж пробы пока не запускают и толстяков не избежать, будет баланс между блядским выпуском и радостью от предвкушения съёмочного процесса. Ещё у меня тут образовалась плашка, а завтра приедет и волшебное пёрышко, это очень странное ощущение - выполнять свои материальные желания по щелчку, когда ещё пять лет назад несколько месяцев копил на необходимую ноутбучину, без которой не мог комфортно работать, а сейчас, ну. Ещё удивительнее то, что и материальными-то толком не назвать - я просто захотела научиться делать анимацию и рисовать мультики, в картинках тесно, мне нужен инструмент для. И самое удивительное - всё, что делаю, мне снова хочется делать для себя, бездоказательно кому-то чего-то. Закрыла к херам все аккаунты в соцсетях, стало в разы спокойнее, поняла, что зависимость от демонстрирования ушла - всё уже, всё, всё.

"..и ты выяснил вещь довольно неприятную: ты останешься в живых, даже если умрёт ближайший. Ты сдюжишь, даже если закончится самая большая твоя любовь; даже то, что на самом деле окажется самой большой твоей любовью. Этот конкретный день, даже месяц, даже год мало что решает в итоговом зачете, и неясно, куда ты так торопился; самое интересное - не мгновения, вспышки и озарения, а процессы, достаточно долгие, чтобы проследить динамику."(с)

Всё хорошо.

04:00 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Протас, пилон, спорт, побег на шишеечек и перспектива кино сгенерировали энергию такой силы, что меня штормит от самой себя и я как никогда себя ощущаю - ну, то есть, что это действительно я. Что это я, живая, наэлектрилизованная, воронка белого света закручивается и если не стабилизировать - ёбнет внутрь, поэтому из шкурки строгого платья я вылезаю в мягонькие треники и в тёмном пустом коридоре зрительской части кмт как заводная прыгаю, отжимаюсь, сворачиваюсь в кольца и учусь стоять на руках. А потом ими, дрожащими, потихонечку рисую миниатюрный комикс в блокнотце - о женщине, которую унесли жуки, всё как мы любим. А потом материализую плашечку и готовлюсь учиться делать анимацию и мультички. Боюсь захлебнуться этой энергией, не могу из-за неё спать, не могу из-за неё концентрироваться на чём-то одном.
Временное всемогущество, спокойствие и свет. Надолго ли. Не сожрёт ли меня возвращение на подавляющий выпуск, если оно конечно вообще состоится.

Да, пожалуй, прямой путь - не обхода, а ухода. И тем самым прихода в себя.

Всё хорошо.

20:31 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
В первой половине дня я хожу по славному кмт с шишеечками (делать мне объективно нечего до предпремьерных показов 16 и 17, артисты и службы троллят "ну что, выспалась? ну что, уработалась наверное, да?"), читаю, рисую, люблю моих заговорщиков, с помощью которых я здесь так рано (а здесь - значит, не на ленфильме), напеваю нiченьку и сегодня особенно интенсивно матерюсь на то, что блядские толстяки совсем скоро, ещё и ленфильм, колоссальное отторжение, а вторая половина рассекается звонком от моей Брецкой. В общем, мироздание меня очень любит, ну или это я ведьма, но с середины января на панорамушке запускается трёхмесячный кинчик, и меня туда надо, и в тиятре отпустили, господи боже мой как я соскучилась по съёмочной площадке! Вот что-то, а киношенька точно вылечит всё, что наболело, потому что уклад жизни как в монастыре - работаешь, спишь, крутишься в карусели, устаёшь адски и все лишние мыслишки отсекаются, только о потребностях и насущном. Отыграю, значит, шишеечек и понесутся пробы, читка, спектакли - изредка, а после гастролей так и вообще съёмочный период, любовь моя. Засрачины, зимняя натура, три слоя утепления, чай со снегом, всё для того, что б отрезветь и в апреле вернуться в тиятр уже чистейший, совсем не потравленный, а уж общих спектаклей во время съёмочного периода я постараюсь как-нибудь максимально избежать. Если это - мой прямой путь, то я да. Курсы анатомической лепки, правда, придётся перенести на весну, но это ничего, кино более исцеляющяя штуковина, более актуальная, и - как по заказу, ну!
Чо ещё, ещё я опять хуйнула протас. Второй день, сочетание спорта и ощущения "чистой" еды шарашит так, что энергией можно захлебнуться.

Всё хорошо.

@темы: "тиятр", "киношенька", "дрессировка тараканов"

03:34 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..воо, держи, я сделала тебе какао в кружке БДТ!" - "Спасибо, Агата! Странно, что на ней нет сопутствующей надписи "нам на вас похуй", например. Или "до конца сезона ещё далеко". Или такими проявляющимися от кипятка буквами, корпоративным шрифтом "..и тогда я решила сжечь театр нахуй!" Хотя отчасти это можно исправить, где у нас белый маркер?"

..я, говорю, стараюсь идти в обход, как могу. Напросилась вот на репетиции параллельного спектакля, там во-первых здоровая атмосфера и много-много любви, во-вторых нет этой тревожности, которая возникает на общих спектаклях и репетициях.. Да, я сижу в траншее, сложа рученьки, да, я прячусь, абстрагируюсь и ищу окольные пути, а как ещё. И боюсь московских гастролей. И никогда тиятр не был связан у меня с таким чувством тревожности и неуюта, и я не знаю, что с этим делать, и я хочу всё обратно, как было в прошлом сезоне, например. Отвоевать мой театр себе. - А может, отвечают мне, не надо обходных путей? Может, путь должен быть прямым?

..и вот я весь вечер думаю - а как пойти прямо? Как, блять, это сделать-то, а?

..и вот я весь вечер думаю - война-то только с собой. И это правильно, по-другому быть не должно.

У кого-то стараниями Евы теперь есть фарфоровая моль на булавке, третий пилонный лиф, а ещё - осуществили полное обмундирование Евча, она такая роскошная, я заглянула в примерочную и заискрило, как можно быть одновременно такой шикарной и такой стесняющейся себя? Пилонная эгегей-команда полнится, и это прекрасно.

Меня так полярно кроет от "всё хуёво" до "всё хорошо"
Сегодня, наверное, всё хорошо.

05:36 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
00:29 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Я сегодня не выспалась, потому что в два часа ночи захотелось лепить скелет ящерицы из полимерки, а в семь вставать, вынудила себя на коматозный день. Полимерка странный материал - тонкие детали, будучи разогретыми, не держат форму и "гуляют" под пальцами, углубления пружинят и немножечко вырастают обратно, стыки сводятся только стеками или ещё чем твёрдым - пока приспосабливалась, уже и четыре. Обползала жилище в поисках плоскогубцев, что бы сделать каркас скелетца из проволоки, когда нашла - расхотелось что-либо делать вообще. Обспала сегодня в театрах все диваны - на кмт, на большой сцене, на малой. Нонче были спектакль и ёлка для детей сотрудников тиятра. Вернее, ёлка и спектакль. Напрашиваюсь работать каждый год, экспромт и море удовольствия, прекрасные. В машине Андрея скоро пропишусь уже, три дня подряд, ну.

Вообще хотела пост нытья, тягот ощущения взрослой жизни и осознанности, но в вк вклинился Сир, внезапно у нас редчайший общий выходной и пошло-поехало планирование традиционных зимних ебеней. Если, говорю, не будет дождя из жаб и минус тридцати, хотя и тогда почему нет?

У меня замечательные друзья.

В прошлогодние традиционные зимние ебеня нас увезли из зОброса на полицейском бобике, ну я рассказывала уже эту историю. Учитывая, что завтра скорее всего военка - мероприятие обещает быть интересным и, как минимум, непредсказуемым.

У меня замечательно ёбнутые друзья, а я не отстаю.

Завтра ебеня, послезавтра психоаналитик.

Всё хорошо.

02:48 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"Я в дом не пойду, не могу туда ходить. Когда придёт Вершинин - скажите мне!"
Не могу туда ходить.

Первые "Сёстры" в сезоне, додежуренные до конца, как я любила этот спектакль раньше и как невыносимо тяженько находиться в нём сейчас при всей сохранившейся любви. Впрочем, можно либо половину репертуара махануть как "особо опасен" и терпеливо пережидать, либо сразу накатать увольнительную, потому что если так будет продолжаться дальше, то, видимо, и придётся к концу сезона, хотя это последнее, чего бы мне хотелось. Может, обойдётся ещё, как знать. Заглушится чем-то большим и прекрасным.

Самое странное - быть слишком тесно вплетённой в процесс, существовать изнутри и снаружи. Я наколдовываю одуванчикового Тузенбаха из спящего под моими руками Вити, отодвигаю подальше от рабочей зоны его стаканчик с буфетной кофейно-бензиновой жижей, смотрю на него через зеркало и знаю, что "..я не пил сегодня кофе.. Велите, что б мне сварили" и эта блядская беспомощность, и дуэль будет медленной, как всегда медленно ожидание плохого, и дуэль будет, и ничего не будет после неё, кроме "меняю спирт на усы" и следующей порции безысходности после трёх звонков, выключите пожалуйста свои мобильные телефоны.

..Когда я читала пьесу, что б быть "в материале", она показалась мне ужасно плоской, зашоренной бытовым и однородной. Никаких ключевых моментов, желания заплакать или улыбнуться - ни-че-го. Зато в ходе репетиций всё начало оживать, как возникают настоящие замки, горы и домики в картонных детских книгах, когда раскрываешь страницы, а между ними из плоскости вырастает объём - трепетное чудо, невероятное волшебство. И вот у тебя уже внутренности завязываются в узел, когда "..берешь счастье урывочками, по кусочкам, потом его теряешь, как я, то мало-помалу грубеешь, становишься злющей. Вот тут у меня кипит.." и так жалко их всех уже с первого действия, в котором всё ещё хорошо, но мы-то знаем, чем всё кончится.. С неоправдавшимися надеждами, из раза в раз подчиняющихся обстоятельствам - не потому ли, что задеты перекликающиеся с нынешней реальностью струнки, всё так, всё так - было, есть и будет.

Машу утешает опостылевший, тяготный любовью и всепрощением муж, Вершинин убыл и мы вместе идём вдоль Фонтанки к его машине, едем и почти всю дорогу до моего дома молчим - комфортно молчим, "свои", можно. "Заберёшь меня, говорю, завтра, всё в силе?" - "Да, конечно!"

Хотя бы это.

Я в дом не пойду, не могу ходить. Когда придёт Вершинин - скажите. мне.

@темы: "тиятр"

02:59 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Судя по тому, что меня начало хватать на организаторство волшебства для других - я полностью ожила.

Я не люблю общепринятые массовые празднички, не сильно люблю праздники собственные (несбыточная, наверное, мечта - что бы близкие люди скооперировались и дирижировали моим д.р. за меня), но вот устроить кому-то из ценных ребят кусок сказочки собственноручно и спонтанно - это я да. Впервые за несколько месяцев сегодня мне хватило на это энергии и сил.

..вчера мы с Агатой переживали самую нашу, пожалуй, деятельную ночь за совместное бытие. Агата вечный праздник, никогда не соскучишься. Пришла такая в полпятого утра из мастерской, я вылезаю из фильма (или книжки, что-то я там делала одновременно, пытаясь убедить себя, что если в темноте и одеялке - то это я пытаюсь спать. "Саша, мне кажется, меня кто-то кусает! Посмотри, кто у меня в кровати, посмотри, ПОСМОТРИ АААА ОНО ШЕВЕЛИТСЯ Агата, никого, ну меня же никто не кусает у тебя просто аллергия на работу или ветрянка, ты болела ветрянкой в детстве? Я тут работала с артистом, который заболел ветрянкой и не знал, пока пятна не вылезли, ну давай я погуглю как выглядит ветрянка а может это блохи, блохи прыгают на метр в высоту, а тараканы кусают кожу людей, когда им нечего есть Саша молчи! Агата спи да-да ой что это у меня под подушкой Сашааа аааа о боооже! - это те самые? я стояла и выбирала между двумя розовыми флакончиками и не могла вспомнить, те или не те, угадала? - да, те! Агата, ты чего шуршишь, решила травить несуществующих насекомых новыми духами? Саша тут что-то холодное, у меня инсектофобия ааа это наверное чьё-то маленькое хитиновое брюшко посмотри пожалуйста ещё раз! пойдём покурим в парадочку - пойдём. А чо не хлопай дверью, пора бы уже и на работу собираться - Агат, соседи работают на нормальных работах, у них до десятого выходные.. а кстати мне вставать уже через три часа, ну ладно, выпущу своих на сцену и в женском гримцехе на диванчике посплю. Нет, это невозможно, давай закажем пиццу - ну давай, я тогда наверное вообще не буду ложиться, девять уже. Саааш, домофон! Будильник, я ещё пять минуточек..

Люблю наши ночные бдения за атмосферу палаты старшего отряда летнего лагеря (даже зимой), до девяти тридцати мы ходим на голове и по головам, оглушительно гогочем, я забываю про собственноручно спрятанный вечером под Агатиной подушкой флакон розовой нины риччи в шуршашей упаковке, ползаю на карачках в трусах без линз по её кровати аки следопыт, где моя лупа, высматривая несуществующую живность, гуглю несусветную хуйню и зачитываю её вслух, путаюсь в пижаме, наощупь мчу снимать домофонную трубку, стою в двенадцать у зеркала растрёпанным чучелом, думаю "ладно, на один спектакль и так сойдёт", а на малой сцене ведёт спектакль помреж Ира, у которой день рождения, и мои планы поспать во время действа катятся ко всем чертям, потому что кто бежит за букетом, придирчиво выбирая самые красивые крохотные пионы и розы, перебирает открытки и одну-единственную "ту самую" пускает по кругу для подписных поздравлений, отвлекая Иру, что б та не заметила подозрительной деятельности, кто совсем живой, судя по желанию раскрасить день - тот я. Позже мы собираемся в гримёрке Тарасика, немножечко эгегеим, а я вспоминаю, что всё-таки организованный другими день рождения у меня уже был - на съёмочной площадке ментовских, когда после сложнейшей холодной смены в засрачинах (целый день шёл дождь) ко мне на край мира приехал театральный бабсовет, и группа не расходилась, теснилась и устраивала пантомимы в палатке, оглушительно кричала киношное "троекратное гип-гип ура!" множеством глоток, говорила всякое хорошее, а я стояла среди них, прекрасных, и каждой клеточкой чувствовала, насколько эти стойкие солдатики кинопроизводства меня любят и насколько дорого стоит эта их всепоглощающая любовь. Одномоментная, поскольку кино стихийно и шатуче, так раскидывает потом всех - не соберёшь, но тем ценнее. Я очень зависима от чужой любви и поддержки. Слава богу, моё окружение ежедневно даёт мне понять, что доза допинга на месте, всё хорошо.

"..скажи, я нужна вам на репетициях? - нуууу.. - я нужна вам на репетициях. - понел, после гастролей выписываю тебя к нам!"
А хотя бы и это.

Всё хорошо. Даже, пожалуй, более чем. Даже, пожалуй, и не может настолько, ну.

@темы: "МВ", "ностальгическое", "киношенька", "гримёрство", "тиятр"

23:46 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Организовала себе долгожданный долгоиграющий курс анатомической лепки после губернаторских гастролей, побег на шишей вместо большинства январских ленфильмовских репетиций, и начала рисовать чернильный блокнотный комикс - как большая, с раскадровками и сомнительной историей из головы.

Лента пестрит итогами прошедшего года, а у меня он был такой wtf??!!, так странно начался и такой развалиной я пришла к его финалу, что и пусть его, прошёл и слава богу, не возвращайся никогда.

Два новогодних выходных) Я решила вчера никуда не торопиться, проснулась без будильника и поехала возиться в водичке в одно из самых пафосных плавательных мест города. Это, конечно, космос и невесомость - стоишь на пальцах покачиваешься по ключицы в воде, руки раскинув, а под тобой через плотное стекло - пролёты лестниц нижних этажей, сначала страшно, потом запредельно, а сверху тоже стекло - прозрачный купол, через который сереет небо. Позже кто-то зажмурится, с головой херанётся в ледяную воду и весь оставшийся день будет летать с лёгким сердцем.

..дома приболевшая Агата в одеяле в телефоне разговаривает с кем-то, я разгружаю мышиные запасы из рюкзака, кидаю в её кровать пакет чипсов и мандаринку, слышу "..а тут Сашенька пришла, принесла мне еды, всегда знает, чем меня порадовать!" и как-то так хорошо. Мой ближний круг можно пересчитать по половине пальцев одной руки, но именно с ними мне максимально комфортно, и я с каким-то затаённым ужасом думаю о том, что когда-нибудь нам придётся разъехаться и жить отдельными жизнями, и дай бог мы обе будем готовы к этому, когда время настанет - планово, а не насильственно.

..к Сабине я вваливаюсь вечером (хотя обещала прийти днём), в пижаме-скелетике (потому что пижамная вечеринка), мне сразу вручают в одну руку винишко, в другую - миксер, мы второй год собираемся с театральным бабсоветом и их друзьями и это почти семейные посиделки, с вознёй на кухне, обвешиванием ёлки, сяськаньем с котиком, бенгальскими огнями и гонками петард по льду реки Пряжки.

..первое такое расслабленное, я сплю, рисую и шью. Понимаю, что достигла максимальной точки покоя, и уже можно. Хорошо, пишу, приеду к тебе на днях. Завтра после спектакля? и моментально - Послезавтра. Да! Хочу! Странные, но любопытные взаимоотношения, строящиеся на попытках спастись от ощущения собственной ненужности обеих сторон, это и затрудняет, и облегчает существование. Моё любимое, с чем я борюсь и чем очаровываюсь одновременно - отношения в замкнутом пространстве, когда только ты и партнёр, и никакого мира вокруг - а после встреч ты выходишь и начинаешь жить своей жизнью, что бы рано или поздно вернуться обратно. "Последнее танго в Париже" - идеальный пример, но я поймала себя на подобном устройстве мира задолго до того, как посмотрела и прочитала. Разговаривать, спать вместе на нейтральной территории и ничего не знать друг о друге. Никаких "выходов из комнаты" - внешний мир со всеми его потенциальными опасностями магазинами барами вывесками прохожими друзьями собственным домом не вписывается в необходимый мне вакуум. Окей, гугл, почему у Саши не завязываются и не складываются нормальные отношения с нормальными людьми? Не потому ли, что в каждом потенциальном партнёре она ищет возможность создать этот необходимый ей вакуумный мир, а каменный цветок всё не выходит и не выходит, потому что - вот удивительно, да - людей интересует в основном то, что в черепной коробке за этой нелепой детской мордочкой, потому что кто бы повёлся на что-то иное - все эти театральные феерии, гастрольные байки, истории со съёмочных площадок, щекотливые при взгляде со стороны отношения с Агатой (на самом деле нет), рисуночки с историями, рраз - и человек на крючке, но дверь в это любопытное быстренько захлопывается перед самым носом интересующегося (моё, не пущу), и всё. Получать удовольствие от человека, а не вместе с ним. Что сломано в моём механизме, и насколько можно это починить? Процессы идут, мои встречи с аналитиком из раза в раз всё более результативны, но сколько ещё их будет, что бы вытравить всех тараканов и понять все причины и следствия, уживаться не только с собой, но и с другими.

Январь будет хорошим. Февраль тоже, а дальше поглядим.

Всё.. странно, наверное. Наверное, да.

00:08 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
«Если взять человека, давно и привычно несчастливого, временно дать ему очень много радости, а потом отобрать, то первым чувством, которое он испытает, будет покой. Не тот слабо розовый раствор удовлетворения, в котором отмокаешь после трудного дня, это будет покой пустоты и отсутствия жизни. Ему покажется, что его просто вернули домой – ссадили с карусели, переодели в линялую майку и дали переваренной рисовой каши. Нет никакой несправедливости в том, что тебя подержали в руках и поставили на то место, откуда взяли. Если человек станет злиться и обижаться, значит, не так уж обделён он был в своей предыдущей жизни. Несчастливые люди смирные, они знают, что любить их некому, да и незачем, их любовь тоже никому не нужна, а если временно показалось другое, так радуйся, но не привыкай и не удивляйся, когда всё пройдёт».(с)
..сегодня мне снится очередной пиздец из детства, я просыпаюсь резко, с больной головушкой и первое, что чувствую - концентрированную злобу на вынужденное одиночество. Вместо обхватить, прижаться лбом к спине и спать дальше я долго роюсь в таблетках, делаю самокрутку, выхожу в парадочку в близоруком тумане и адски, ужасно злюсь.
Потому что то место, откуда меня взяли, пестрит конечно разнообразными событиями, людьми и делами, есть даже карасики, из которых можно собрать одно подобие Франкенштейна - с кем-то спать, с кем-то пить и вести задушевные беседы, с кем-то обниматься и позволять себя любить, не шевелясь в ответ, и всё спокойно и устоявшись, но потом в шесть утра ты открываешь глаза в темноте и покойная полка с треском рушится. Потому что обычно я влюбляюсь первая, намерено безответненько и вся эта херня служит генератором для творческих всяких глупых дел и роста над собой, а оба эти раза, что влюблялись в меня, решались на меня и я старалась принять - они завершаются крайне деструктивно. И если первый десятилетний заплыв привёл конечно к разводу и расшатанным нервишечкам, но и дал он мне несоизмеримо много - например, нынешнюю меня, скрывающую в себе сухой остаток, выжимку отношений, где мы вместе взрослели - со всеми адскими концертами в изнанках сомнительных клубов, чадом кутежа, даченькой-рускомплектом, засрачинами, перелётами-поездами, любовями на троих, фотографическим баловством, а обратная сторона медали, которая не очень, пусть останется в тени.
Второй же заплыв, в четыре месяца, не оставил толком ничего, кроме недоумения, чувства неловкости и отравленности театра, и совершенно точно - не стоил моей любимой работы, обернувшейся разрушенным теремком. Я не знаю, что до сих пор мешает мне поставить точку и спокойненько себе жить дальше - возможно, не стоило показывать девочке, привыкшей быть в отношениях мужиком, что бывает как-то по-другому, например. Или потому, что закручивалось, остановилось в критической точке и теперь в тех же темпах раскручивается обратно. Я всё пытаюсь разобраться в себе. Почему, например, я стала пустой злющей девкой, руинами самой себя. Почему вместо благодарности за приключенческое лето - чувство брезгливости и отвращения. Почему я до сих пор хожу по театру в наушниках, что бы отгородиться. Выдернутая из привычного, уютненького жизненного уклада, потетёшканная и поставленная обратно - уже опустевшей оболочкой, ну.
И всё вроде бы хорошо - до таких вот ночных пробуждений, когда "придите ко мне кто-нибудь, пожалейте меня" в непроснувшейся ещё голове.
Я не понимаю, почему это всё настолько шарахнуло по мне и выбило из колеи. Когда разберусь - должно окончательно отпустить, но пока я в полном недоумении. Реакция на предательство? Потому что как обозвать другим словом то, что ты хорош, покуда весел и жив, а когда грустен и мёртв - уже и не нужен. Реакция на ситуацию, а не на человека? Да, вероятно - мне уже никогда не будет свободно в театре так, как было до. "Поговорите с ним, - советует мне мой дрессировщик тараканов, - тем более у Вас есть такая возможность", а я думаю, что скорее распущу руки, чем открою рот, но вслух не произношу.

Пилон, радость моя, позволяет сниматься более чем всё остальное, большинство негатива и пустоты уходит в перенос набора выученных элементов со статики на динамику - это жутко страшно, и это так немыслимо восторженно, когда преодолел себя и удалось. Возвращаясь из раза в раз в полдэнс, я начинаю с какой-то утроенной силой любить себя. Удивительно - мне всегда нужно доказывать свою любовь к себе, чем сложнее путь - тем выше самооценка, а вот безусловной любви к себе как таковой у меня нет, видимо как раз отсюда и разбегаются тараканьи дорожки, отравляя мне жизнь и голову. Я это я, покуда есть работа и спорт, отними оба эти компонента - и что от меня останется?

Как я устала. Как я устала, а.

23:48 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..Под конец года едва отдышавшись от блядского выпуска работая репертуар отключив все чувства разом, кроме раздражения и цинизма, вишенкой на тортике нам бахнули "техосмотр". Самое мерзкое вторжение в личное пространство, которое только может быть, если идёшь к медработникам стадно и принуждённо, а не по личной необходимости. "Однажды в школе я принесла на анализ самую огромную банку мочи!", сурово заявляет Агата. Вторая моя подруженька долго и в подробностях печатает про бег вприпрыжку через рельсы, вспененное содержимое и лицезрение сквозь жёлтую жижицу и дно баночки фамилию нравящегося одноклассника.. "Моя история всё равно смешнее" - ещё суровее настаивает Агата. Цуцики мои.
Все эти школьные принудиловки - сплошное состояние ужаса, вынужденной покорности и беспомощности, потому что не хочешь - заставят, а я всё никак не привыкну, что не хочешь - не заставят, ибо выросла, но самые безопасные вещи потерпеть всё-таки можно. "К артистам допущена!" - заявляю, выходя из очередного кабинета, Сабине, с которой решила скооперироваться, потому как одна ни за что не заставлю себя. "Допущена", говорю, заполняя эфир, потому что если не липкая паника, то непременно балаган. Офтальмологом с её "минус семь и не носите очков, только линзы? А если соринка попадёт, что будете делать? ха-ха-ха", допущена. Наркологом, которая наверное по умолчанию ничего не спрашивает у театральных и просто молча заполняет свою часть карточки - допущена. Следи, говорю, Сабин, что б я после гинеколога ненароком не ляпнула вслух то же самое про артистов, учитывая, что по всем коридорам наши светики-видики, гогочущие как школьники, рассованы.

..Искусством заполнять эфир я, неожиданно для себя, овладела практически в совершенстве, годы тренировок и дрессировок. "Ну нааадо же! - смешно тянет Сабина, я думала, ты всегда была такой, ты же очень общительна, я тебя другой и не видела.." Я, в свою очередь, вспоминаю, как в шестнадцать лет затравленный одноклассниками глубоко интровертный неуклюжий некрасивый подросток, начитавшись всяких книжиц по психологии общения, подрезанных у соседок по общаге, заставлял себя заговаривать с незнакомыми людьми в электричках, в восемнадцать каждые выходные в течении лета ездил по трассе "Москва-Петербург-Москва" автостопом, преодолел себя, научился и пиздит до сих пор так, что порой через край с лихвой. Съёмочная площадка тоже внесла свою немалую лепту, в тиятр я пришла полностью подготовленной, о да. Теперь я молчу только с самыми-самыми близкими, и когда в эфире наедине с кем-то воцаряется тишина - значит, мне по-настоящему, действительно комфортно и хорошо.

..Из раза в раз на последних, остаточных стадиях отходняка от очередного личного пиздеца в читалочке открываются две вещи - диаметрально разные, но про одно, по сути своей, и то же. Трилогия Рю Мураками "Меланхолия. Танатос. Экстаз.", особенно "Меланхолия", которую я знаю уже наизусть, столько раз она помогала сниматься с людей, и рассказы Юрия Яковлева (того, по чьей книжице снят мультик про Умку и Большую медведицу) детские, если читает ребёнок, и горько взрослые - для взрослых, хотя кто из нас вырастает?

Я полностью, сферически замкнулась, молчу внутри себя, снаружи старательно заполняю эфир, и такой гармонии, баланса и глубокой любви внутрь и наружу не помню уже давно.

Всё хорошо.

01:43 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..Первое, что я вижу за барной стойкой "Трески" - логотип БДТшеньки на фуфайной униформе, говорю спутнику "видишь, невозможно вот так взять и скрыться от работы" и иду здороваться.
..Это до жути страшно - пускать в свой ещё неокрепший (но уже полностью восстановленный) мирочек нового человека, это просто пиздец, затаённая радость ожидания пополам с паническими атаками и желанием сбежать, не дойдя до места встречи. Мне жизненно необходимо завести карманную машину времени, что бы переноситься хотя бы на полгода вперёд и заглядывать туда одним глазком. Потому что мы договариваемся о встрече за несколько дней до и обоюдно замолкаем, и я сохраняю спокойствие, потому что уже знаю - день в день мне напишут, так и происходит. Я наконец-то могу спокойно работать. Я, блять, наконец-то сняла наушники с нiченькой и ощущаю общий психологический дискомфорт от трансляции, но - только его, без личных примесей. В перерывах мы ходим с Сабиной на малую сцену, я переодеваюсь в мягонькие треники, тяну безнадёжные свои шпагаты, отжимаюсь, матерюсь сквозь зубы от крепатуры и пилонных синяков, а потом так и остаюсь в полудомашнем - сверху лисоньки, снизу листики, иду в гримцех, падаю в зал и дискомфорт уходит ещё дальше, все блять выжаты, все, я никогда не смогу полюбить этот спектакль, как спустя год полюбила Жолдака, например, Толстяки - запретная зона, тягучая радиация, разрушительная среда.
..День в день мне напишут, и я отвечаю - да, сбегаю с работы, буду через полчаса, и буквально заставляю себя изменить привычный курс "тиятр-дом". Страшно ссу, несмотря на то, что всю неделю фоново ждала этого вечера и ожидание помогало пережить процесс выпуска. О чём я, думаю, буду говорить. О чём мы будем говорить - теперь здесь не одна более и одна менее заинтересованная сторона, теперь расклад равен, и ответственность поровну, а я не могу делиться ничем, кроме ощущений прожитого и историй о работе, ох уж эти съёмки, выпуски и гастроли. Потому что стол заказов сработал как надо - не киношник, слава тебе господи, не театрал. Да, самое сложное - заставить себя изменить курс, а потом всё как-то очень сразу уютно и хорошо, я цапаю кусочек еды с его тарелки, забалтываю бармена, заказывая сидр, учусь крутить самокрутки (держи мою, а я давай доделаю твою), обсужается разное и много - и удивительное дело, нет чувства неловкости, сраного чувства неловкости, которое на протяжении лета и куска осени отравляло мне бытие. Во что я блять ввязываюсь опять. Завязать общение ради того, что бы отвлечься и нормально работать, потому что трудоголизм - это диагноз, и внезапно оказаться подозрительно близкой к тому, что бы попасться, а.

Даже уже не страшно спугнуть, делясь всем этим, потому что я уже, кажется, ничего не боюсь.

Всё хорошо.

01:39 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
За волшебную неделю успела забыть, как это трудно - заставлять себя приходить на большесценные репетиции и каких усилий мне это стоит. Сглаживаю переход неснимаемыми в тиятре наушниками, населёнными ласковой шишовой колыбельной на репите, к - капельница с исцеляющим всё и вся. Завтра будет ещё сложнее, потом ещё несколько дней тоже, дожить до конца недели, отхерачить показ первого акта - и я выберусь из этой помойной ямы, что бы, надеюсь, никогда больше в неё не вернуться, потому что в начале января, аккурат после киришских гастроленек, приедет Женечка и покрадёт меня на свой выпуск насовсем, и спектакли скорее всего будут идти в параллель, почти спасена. Потому что сложно осознавать, как маленькая я помещаю сейчас в себе столько ненависти и брезгливости к происходящему, потому что обычно я спокойна, как танк, в любых обстоятельствах, потому что физически плохо находиться внутри, и это я ещё не сижу в зале и отгораживаюсь от трансляции насколько могу. Женя, говорю, забери меня к себе, невозможно больше - и Женя выцыганивает меня у начальства, изъявляя желание "работать только с Сашенькой", так хорошо, но так быстро и мало. Пережить эту неделю, изжить ненависть, отпустить и всё, ну.
Зато любви на шишицах будет в разы, неизмеримо больше, и ей удастся перекрыть и поглотить большесценное болото, это я знаю наверняка)

01:32 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
За этот сраный хуябрь, который уже на грани финальной стадии наконец, я была безусловно счастлива считанные дни - пальцев на одной руке даже слишком много, что бы пересчитать их количество.
Из недавнего - показ Женечкиного спектакля Могучему, собранный в первый раз прогоном, а не отдельными сценами, это был кристаллизованный адреналин, я металась между ложей помрежа (что бы врубаться в последовательность сцен, половины из которых не видела совсем до) и закутком для переодеваний (не подвести никого, весь спектакль держится на очень быстрых перегримах-перекостюмах), выезжала только на интуиции и чуйке - и всё срослось. Это вот подзабытое с нашим выматывающим толстячным выпуском чувство, что есть ради чего. Тащишься по цпкиошеньке, тёмной и скользкой, внутри пульсирующе и гулко, потому что весь день делал одновременно тысячи дел, одолел сотни ступеней, жил на кофе и сиженьках, а потом на финале под ласковую украiньску колыбельну тихонько плакал от необъятности накрывшей любви - и чувствуешь, что жив, очень остро и ясно жив, ну. Как я благодарна ибрагимовской команде, ребята по очереди подули мне в темечко и я открыла глаза.

А сегодня я сижу в holy water, куда, несмотря на шаговую доступность от дома, я не могла (было не время?) попасть около года, цежу гранёный стакан кофе, говорю "возможно, поначалу я буду не совсем адекватной, ты поймал меня сразу после похода к моему психоаналитику", распушаю маскировочный павлиний хвост (как обычно), а потом внезапно наполовину складываю его обратно, потому что знакомство с новыми людьми - это всегда балансирование на очень хрупком льду, но нонче (а это удивительно и редко) как-то сразу стало понятно, что лёд состоит из намёток химических формул, и больше я, что бы не спугнуть, ничего не скажу. Просто хочу запомнить.

"Избыток света образует чёрную дыру"

Всё не зря и всё хорошо.

00:39 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
.. В одном большом, раскинувшемся по всему городу тиятре жили-были Карабас-Барабас и Добрый Волшебник. Карабас-Барабас умел наколдовать так, что живое становилось неживым, Добрый Волшебник оживлял неживое. Карабас-Барабас шаманил над новым представлением, отбирающем у винтиков в театральной системе важные для жизнедеятельности запчасти - здоровье в разных душевно-физических ипостасях; время, предназначенное для переключения головы; любимых некогда мужчин; чужих нерождённых детей, давая взамен перевёрнутую выпотрошенную вывернутую наизнанку недетскую сказку. "Оля? - Яло." Всё самое помпезное, высокотехнологичное, дорогостоящее, по-сорочьи блестящее стаскивалось в его логово, всем пластмассовым, мусорным, мёртвым становилось оно, едва запускалась махина действа.
А за километры от бастиона Карабаса-Барабаса Добрый Волшебник забрался в театр-шкатулку, заполненную сумеречным светом - дул тихонечко в лбы руктоворным куклам и куклы оживали; поскрипывал дверцей старого шкафа в коммунальной квартире; возил на верёвочке крошечный трамвай, сияющий изнутри тёплым и жёлтым; облачал персонажей представления в задремавшие было на костюмерных складах ватники и плащи; звенел гранёными стаканами, стопками и водочными склянками, привычно по-театральному заполненными водой. Добрый Волшебник перессказывал взрослую книжку непростых, тяжёловесных историй - но волей-неволей превращал её в сказку, потому что не умеет по-другому.
Карабас-Барабас заполняет пространство слепящими прожекторами - выходит чернота. Добрый Волшебник творит в темноте и несёт свет.
Свет и воздух, кислород, кислородная подушка, вызывающая эйфорию.
С жёрдочки хорошо видно, как сужается круг. Как купол театра заполняется кислородом - тягучей, летящей колыбельной, ой да ой, и потерявший было всякую надежду, уставший от бытия и мук совести запойный старик, прочистивший и зарядивший свой маузер обнимает его дуло иссохшимися губами, но вместо выстрела в колыбельную вплетается бегущими по стволу пистолета пальцами флейта, ой да ой, и на жёрдочке начинают размазывать по щекам мокрое, а оно всё течёт и течёт, очищая, смачивая всё, что не так давно ржавело и наждачилось.

***
Я, тащем-то, до сегодняшнего дня всяко плакала каждый день, а когда, случалось, не плакала - день был ещё более тяжёл. Ржавела, живя хуябрь, оставленная дезертиром, организовавшим было завоевательные операции имени меня и сбежавшим с собственноручно созданного театра военных действий - а я, уверовав в "надёжный тыл", менее тщательно, чем обычно, готовилась к хуябрю и как сумела пережить его без поехавшей головы, со слабой бронёй и тонкой соломой - самой не понять. Пустотелой куклой заставляла себя ходить в отравленный разбомбленный тиятр, улыбалась и бодрилась внутри болотца, держала лицо, потому что как не держать лицо перед тем, кто видел тебя сломанной донельзя и вежливо отказался помочь чинить, спасение утопающих дело рук понятно кого. Я ни разу не плакала у моего мозгоправа, рассказывая о самых болезненных сокровенных вещах с каменным щачлом, зато в уголочке коридорного дивана под трансляцию серолицего спектакля, или под "я в дом не пойду, когда придёт Вершинин - скажите мне" - неконтролируемо да, но уже могу об этом писать, и значит - отпустило, значит - прошло. Добрый Волшебник выписал рецепт противоядия, я добрела до аптеки и обезвредила всё, что причиняло боль. Лечит не время как таковое, лечит то, чем ты его заполнил.

Всё хорошо.

@темы: "тиятр", "страдальческий лытыдыбр"

22:59 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..ты котик! - говорит Асечка. Хера лысого, говорю, совсем не котик, потому что я, кажется, ведьма)

Вспомнила в ночи про BBS, пересмотрела, поулыбалась. Вытащила, изрядно поворошив память, одну из ночей прошлой осени - Дэн гасит на кухне свет, извлекает из-за спины оплывшую свечу в жестяночке, подносит спичку к моей сиженьке, Майя шелестит душем и у меня как раз есть вагон времени, что бы расспросить обо всём. "Тебе, говорю, было не страшно на войне? Как ты вообще там.. я бы не смогла. А что, отвечает, война как кино, тот же адреналин. Ты - смогла бы. Если бы я не пошёл учиться на режиссёрский и не начал снимать кино - вернулся бы повоевать ещё, ну. Ты же вот уже не можешь уйти из кино? - Да, говорю, такая штука - не могу."
Домик, блять, для цикад. "Что за конструкция у тебя на кухонном столе, Денис? - А, это я строю домик для цикад, что бы они пели браге"
Как хорошо, что сейчас я могу вспоминать об этом спокойно и с глубочайшей нежностью. Как хорошо, что эти воспоминания моментов общности делают меня невероятно сильной. Каждый раз, когда у меня происходит какая-нибудь очередная херня, я хожу по окружающему меня херовому пространству так, будто вокруг съёмочная площадка, а во мне два метра шального мужика в камуфляже, широкие плечи, борода с пепельной проседью, стремительная чуть вразвалочку походка и алюминиевая кружка позвякивает, и рация за голенищем берца. Это на раз помогает сняться со всего, что бы ни происходило. Потому что в кармане мой сценарий и я снимаю своё кино. "Ты - смогла бы." Проходящие персонажи и персонажи, которые меняют на корню твою жизнь и остаются в тебе, даже умчав на край мира насовсем, а ты время от времени пользуешься их умопомрачительной капитошечьей свободой, мысленно влезая в их шкурку. И алхимическая коробочка, завершения и отправления которой ждал, заготовив попкорн, весь тиятр - не более, чем благодарность за то, как человек, не ведая, что творит, фантастически перевернул моё бытие. Такое. Мне тепло от этих воспоминаний.
...

Я, Евч и Асечка сидим в Голицыне, столик упутан тупейной лентой и шуршащей сеткой, потому что я нонче упрямая машина по производству бутафорских ниточных паричков для спектакля Женечки Ибрагимова; я больше слушаю, чем говорю, потому что это дежурная долгообещанная встреча, а так-то покоя и заползти в уютненькую домашнюю раковину хочется больше, чем эгегея, но обещала - выполняю, чо. Общение двух и более кинобаб в общественных местах - это, конечно, песня. Сидят феи в платьишках, мизинчик от чашки отводят, щебечут, улыбаются.. Это если выключить звук, а пододвинься поближе - там через улыбочку "а этот пиздюк заебал всех на площадке, сука, еле отхерачила проект", это вот всё. Какая я, думаю, счастливая всё-таки. И через улыбочку рассказываю о нашем сраном выпуске, одёргивая платье на кружевную коленку.

...

Изо всех щелей, из всех подводных глубин повыплывали караси с одинаковым именем, как будто кто-то маханул стартовым флажком и выстрелил в воздух. Ебаный стыд, ну. "Стол заказов, говорю Агате, начал работать, штоле? Ещё подвалило ебанутых мужиков, которым нравятся сломанные девочки? Только не нафталиновых, а таких, деструктивненьких, с которыми вместо чувства неловкости беззастенчиво пьёшь в баре, а потом вместе куришь в постели после секса? Кинематографичненькая, говорю, мечта, все, говорю, сплошь некурящие попадались, заработало штоле, ну?"

Но павлиний хвост перекрыл проезжую часть в сторону Стикса. Хотя я, кажется, решаюсь на очередной суррогат, очередную одинаковоимённую сублимацию, только пока не понимаю - греть или греться. Впрочем, всё, чего мне сейчас действительно хочется - остаться одной, и что бы никто, ни один сраный мужик меня не трогал и не влезал в мой хрупкий с трудом восстанавливаемый мирочек, в который хер я кого в ближайшее время пущу.

Потому что, делюсь с моим заклинателем тараканов, все они остались недочитанной книгой с открытым финалом. Все те немногие, кто был мне действительно дорог, в обществе которых я чувствовала себя защищённой. Все из детства и взросления, говорю - они уже мёртвые, совсем никак не дочитать. Все из взрослой жизни книжку не отобрали, но свет выключили, а фонарика нет. Мне, говорю, страшно. Страшно начинать читать новые книги и обретать ещё и ещё один открытый финал.

Я, говорю, заебалась быть самостоятельной и сильной. Как, говорю, страшно.

Страшно, да.

18:09 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Асечка говорит - слушай, ты молодец, а давай я дам тебе телефон своего психоаналитика, он хороший! Да, говорю, давай, я вообще-то очень давно хотела, но как-то поводов не было и контактов.
"Вы готовы к тому, говорит Александр, выслушав сбивчивый рассказ, раздробленный на щепки, про основную команду моего тараканьего воинства, готовы к тому, что нам придётся с Вами долго работать?"
Очень, как оказалось, странные механизмы - после часа рассинхронного пиздежа под аккуратные обобщения ты смотришь на ситуацию с другой стороны, и в голове запускается долгий и интенсивный процесс обработки информации, который вытаскивает совершенно неожиданные вещи наружу, внезапно понимаешь то, чего раньше в упор не видел.
Избегание и молчание - то, что вводило меня в состояние дичайшей тревожности и паники, почти уныния, например. То, что в режиме ожидания я не могла заниматься своими делами, и второстепенными и необходимыми, всё валилось из рук - какое страшное объяснение вылезло, почему так. Три дня попыток дозвониться до папы пять лет назад сопровождались теми же симптомами, ну. А сейчас я умом понимаю, что с человеком всё норм, ну мало ли занят чем и устал, не до тебя, но подсознание орёт - а херушки, один раз ты пробовала так достучаться до человека, который уже не мог трубку взять! "Почему Вы чувствуете себя виноватой в смерти своего отца?" - "Скорее не в смерти, а в ситуации его одиночества во время умирания. А вообще, если бы я была рядом, я возможно успела бы вызвать скорую. - Ну сердечный приступ дело такое, иногда можно опоздать и на тридцать секунд.." "..возможно, навязчивое желание как можно больше быть рядом - это тоже подсознательно вылезшее условное "вызвать скорую, а то вдруг пока меня не будет.." "..хм, желание только отдавать - способ контроля. Когда берёшь - берёшь что-то неизвестное, непонятное, отдавая же, чувствуешь себя комфортнее. - я понимаю, и совершенно не умею принимать. Ломаюсь и зажимаюсь" "..потому что ушедший от тебя человек - он в какой-то степени для тебя умирает. Мёртвые тоже тебя бросают, оставив один на один с миром, совершенно не интересуясь, готов ты к этому или нет. Мёртвый, сколько не тереби, не откроет глаза, не обнимет тебя и не погладит по голове, здесь та же хуйня, поэтому я чо, я уже ничего не могу сделать. Одно только - мне нужно освободиться, потому что сейчас мне противно ходить на работу, а это посягательство на святое, мне плохо в любимом театре с его ебучей трансляцией из всех закоулков, я не хочу петлять обходными путями, что б сталкиваться как можно реже, в какой-то степени поэтому я долго сопротивлялась его желанию что-то начинать - из-за возможных последствий"
Наутро после хотелось самоликвидироваться от вязкого чёрного болотца в голове, сегодня наоборот - летаю воздушным шариком. Какие сломанные и хрупкие мы все. Но я вооружилась, "а на стене у нас написано "Тараканы, идите нахуй", потому что Дима точно не знал, как надо пользоваться мелком." Кажется, я приступила к чтению инструкции на обратной стороне упаковки.
..это был интересный опыт. С интересным, блять, продолжением, когда всё то, что я люблю, принимает форму болота, хоть заявление на увольнение пиши, а.

Читаю, как книгу, с самого начала, дневник калининградской девочки, в котором каждый пост дёргает за живое, потому что ох, как близко к моему внутреннему пиздецу и в какой-то степени к моему жизненному опыту.

Всё хорошо.

eksha_diary

главная