URL
22:55 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..завтра официально крайнее занятие по скульптуре (не считая этих вот образовавшихся трёх дополнительных дней), строим с ребятушками планы пройтись по музеюшкам, и я всю неделю мучаюсь, как бы организовать себе выходной. Геройски вызываюсь в тиятр, как только появляется мало-мальски свободное от кинчика и курсов время, дабы разгрузить моих театральных девочек, "про запас", что б потом в любой момент сбежать ещё куда поработать, где я важнее. Или освободить время для таких вот внезапных вещей. Грешным делом думаю - ну если совсем край, скажу в тиятре, что мне нужно в кинчик, а в кинчике - что в тиятр, хоть какой-то прок от двух одновременных работ. Запрещённый приём, канэшн, но в итоге всё разруливается в мою пользу само по себе, без помощи этого вот.
"Господи, какой хуйнёй я занимаюсь", думаю, я переросла это всё, вот нынешним годом и переросла. Меня успокаивает то, что я учусь новому как не в себя, а дела гримёрные - эдакий надувной матрасик, который помогает держаться на плаву, но он такой, дырявенький уже, я плыву и заклеиваю в процессе шипящие прорехи. А с другой стороны - просачиваешься на балкон, гнездишься, замираешь в нафталиновой тёплой полутьме и погружаешься во что-то, из чего выходишь новым человеком, даже если всего пятнадцать минут на репетиции посидел. Когда я уйду из тиятра, мне страшно будет этих миров не хватать.
А уходить надо, я убеждаюсь в этом всё больше с каждой вылазкой на жёрдочку - смотришь на сцену, а взгляд нет-нет и съезжает в зал, а там успевшее стать родным (и никак не получается откатить обратно на нейтралитет) капитошечье ящеркообразное выкручивает свои кнопочки-ползунки, и как-то всё обрушивается на тебя одномоментно. Щемящая нежнятина и тепло, желание - до сих пор, поделиться чем-то важным репетиционным, театральным и общежизненным, по какой-то дурацкой привычке (и когда успела) подмечаешь мелочи и думаешь "надо рассказать", а рассказывать некому.
И разозлиться уже не получается. Фантомные боли, вот и всё.

Прозрачненькая моя броня. Колба из пуленепробиваемого стекла, запаянная, искажающая пропорции, если смотреть изнутри наружу. Я прихожу с жёрдочки в цех, уползаю на задворки, сворачиваюсь калачиком и лежу. Слушаю.

Так-то, мой свет. Вот так-то.

Самое страшное, что если раньше я не очень-то охотно, но всё же подпускала к себе близко новых людей, то с минувшей осени закрылась совсем. Ну нахуй, так безопаснее. Понаблюдаю из-за брони, полюбуюсь, убегу если что при малейшем движении в мою сторону - и убегаю же, и это полное днище, которое я не могу контролировать, инстинкты самосохранения, это вот всё.

Как я заебалась.
Пусть всё будет хорошо, а?

01:46 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Блядский калейдоскопец. Цветные стёклышки с острыми краями, всё так красиво и так больно. Я Саша, мне почти тридцать, у меня всё благополучно и глянцевообложечно внешне, но в данный конкретный период я не знаю, что мне делать со своей жизнью.
Дрессировщик тараканищ говорит, я не могу защищаться.
Я сижу и защищаюсь и от него, и от себя. Мне трудно ходить на сеансы, но я вижу динамику и да, работает. Просто страшно что-то менять. И доверяться страшно.

Блядский калейдоскопец - это когда приходишь в тиятр работать малую сцену и оказываешься не готовым к тому, что на большой идёт техническая мерзотолстяков. Удивительно, прошло почти восемь месяцев после расставания - срок в два раза больший, чем время совместного бытия, а у меня до сих пор панические атаки, когда я посредством трансляции понимаю, что человек в театре. Мне физически плохо находиться в одном огромнейшем помещении, я задыхаюсь, выворачиваюсь, прячусь в наушники и не понимаю, какого хера. Почему до сих пор. Какие двери я ещё не закрыла, и какие новые нужно открыть, что бы захлопнуть наконец эти и замуровать их к херам? Какая это невыносимо медленная работа. Блядское адище - испытывать отвращение к месту, которое ты одновременно любишь всей душой, как будто в твой дом пришли и расхерачили всё. Двойная экспозиция. Я не знаю, что с этим делать. Пока я не в театре - всё хорошо и я вообще не вспоминаю. Как выбираться из ямы, на дне которой темно, тухлая водица и кверху брюхом карась - ты почти наверху, земля по стенкам ямы всё суше, такой уже ну всё. А потом нокаут, песок слишком сух, рассыпается под пальцами на самом краю, и ты опять упал на днище. Сидишь в луже задницей, брюха карася не видно, потому что черно, но ты знаешь, что он близко, и тебя тошнит прямо в воду. Театр, это Саша. Саша, это театр. Саша, ты не можешь отсюда уйти, потому что где ещё ты сможешь усидеть.. в двух лужах, да. Понимать бы, что с этим делать. Целый любимый шебутной детский сад против одного кверхобрюхого карася. Я знала, что так будет, но надеялась на лучшее, как всегда. Всё, конечно, в моей голове, я дрессирую её как умею, но злиться на катализаторство перестать не могу.
Поэтому за полчаса до окончания спектакля на малой (десятый час вечера, вечность) я неслышно просачиваюсь под купол, на балкон опустевшего отемневшего зала большой сцены, сажусь в уголочек, не двигаюсь без надобности (потому что пространство откликается на любой скрип и шорох) и сижу, смотря в одну точку, долго-долго.
Вот так всё кончается. Мой свет, вот так-то.

Чем ярче улицы, теплее погоды, больше круг общения - тем бесцветнее и тем интенсивнее меня тошнит от всего.

Потому что блядский калейдоскопец - это ещё и возвращение домой. Фантастические закаты, наблюдаемые из гамачища с книжицей на пузе, сложносочинённым чаем и сиженькой; спонтанные ужины при свечах на крышеньке, сопровождающиеся спокойствием и благостью, но это временное затишье. Мой пластилиновый кентавр, который растёт и ширится каждые выходные, мне очень хорошо в мастерской. Но всё это - кадры из кинофильмов, монтаж видео про себя. Защитные механизмы - делать вид, что всё это не со мной, потому что тогда и садиться в чёрную лужу рядом с дохлобрюхим карасём - это тоже, получается, не со мной.
"Потому что все, кто умеют ходить, рано или поздно уйдут от тебя"

Я не знаю, когда это всё пройдёт, но это должно пройти.
Никаких уже сил.
Ну.

18:25 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
В последнее время все взаимоотношения с людьми навевают дичайшую скуку.
Я не понимаю, как это работает, кто зажрался и кто не прав, но думая об огромной массе людей, которая повсеместно располагается, окружает, пытается выйти на контакт; в принципе о том, что человечество исчисляется миллиардами, миллионы живут с тобой бок о бок в одном городе и в близлежащих городах, населяют места, в которых я учусь, работаю, сижу с Агатой за чашкой кофе или крепче - начинает мутить от того, как сложно (практически невозможно даже) в этой пестроте красивых и умных, начитанных, общительных, ярких - вычислить и обрести действительно своего человека. Возможно, что у меня нет сил вычислять и обретать.
Я люблю наблюдать за людьми. Долго присматриваться, искать общность, штормиться от того, как человек вовлечён в свою работу или иную деятельность. По-другому - никак. Все первые встречи не дают никакого рефрена и остаются единственными, продолжений не хочется совсем.
..так много красивых, жилистых, вылепленных по какой-то божественной форме - мускульные животные, к ним не чувствуешь интереса, пока они не откроют рот, да и тогда чаще всего - брезгливость и непонимание, как они существуют-то вообще, в своей ограниченности и яркой обложке. В них нет жизни. Жизнь - она в тех, кто смотрит куда-то глубже, рефлексирует, у кого болит каждый день и кто навстречу этой боли улыбается и ехидно иронизирует. Так наблюдалось за генератором площадочного химзаводика; так наблюдается за членом клуба Анонимных Александров, художником и скульптором - сосредоточенным, с широчайшим кругозором, вкуснейше и с любовью рассказывающим про человеческую начинку. Абсолютно невзрачным снаружи, но жизнь пульсирует, энергия и вовлечённость в работу хлещет через край, и Шурочка подтаивает, потому что маньяки от работы и любимой деятельности - прекрасны.
Но наблюдения не равны контактам. Шурочку зовут встретиться разные люди из интернетов, Шурочка отбрыкивается, а ежель встреча и случается по стечению обстоятельств, кто-то жалеет о потерянном времени, которое можно было бы потратить на что-то более интересное и осмысленное. Из раза в раз. Второй встречи, как правило, не происходит. Нет вовлечённости. А потом Шурочка сидит на крышеньке, курит и кусает руки от острейшего одиночества, потому что единственный человек, с которым ей по-настоящему действительно интересно - это она сама. Как там, "..ношу мужские парфюмы, мужские майки, мужские джинсы,
И похоже, что никому со мной не ужиться,
Мне и так-то много себя самой" (с)

Не знаю, результат ли психотерапии, ненормально высокой активности, карусели из людей каждый день - но я так заебалась от общества всех, так хочу оказаться на краю мира, где меня никто не знает, и бесцельно гулять по улицам незнакомого города, что реву как маленькая, когда мне в очередной раз не могут подтвердить занятость/незанятость моего рабочего времени в период гастролей коллег. Билетов на самолёты до Пятигорска всё меньше, вероятности проебать пятидневный мини-отпуск и остаться бездельничать в Петербургах всё больше.

Поэтому когда меня настойчиво (с зимы!) зовёт встретиться очередной интернет-персонаж, проникшийся моими рисуночками, буквами и инста-повседневностью, я не знаю, чего мне хочется больше - сдаться и зло вылить на человека весь тот пиздец, который сидит внутри и не находит выхода; в очередной раз откреститься от встречи и кусать, лёжа с сиженькой в гамачище, косточку рядом с большим пальцем правой руки; реветь и смеяться одновременно.

Противоречия, блять, самокопание и рефлексия. Попытки нащупать то, чего мне действительно бы хотелось.

А так всё хорошо, да. Всё хорошо.

03:37 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Терапия даёт определённые ощутимые результаты, потому как я начала всерьёз задумываться над тем, что свои желания относительно других людей неплохо бы озвучивать, а не проглатывать себя и наблюдать, "как оно само обернётся"
Ещё не, но я близка. Интриги и многоходовочки - дело, конечно, интересное и продуктивное, но иногда устаёшь. Незакрытые гештальты, нерассказанные истории. С другой стороны, не всем нужна правда в лоб.
Препарирование прошлого немножечко прояснило это самопроглатывание, но объяснение болезненное, пока про него не буду.

Зато в скором времени отключу голову от рефлексии "а что будет после", и

_заявлю Вершинникову, что жуть как хочу надраться с ним в ночи в каком-нибудь баре и вывернуться наизнанку, разговаривая, и выслушать его наизнаночную сторону, если ему нужно. Пожалуй, Вершинников нонче единственный из мужчин, кому я доверяю настолько, что вывернуться смогла бы. Потому что мы едем например после спектакля, разговариваем о текущем, я одними губами подпеваю радио, а внутри себя разворачиваю целые монологи. Но они, возможно, могут человека ранить, поэтому я молчу.
С тётками выворачиваться не хочется, разве что с Евчем - но Евч не тётка, а такой же рефлексирующий опоссум, сочинитель сказочек, как я, у нас неплохая команда словоплетений, и это прекрасно.

_позволю себе агрессию в адрес унылого карася, немножечко проебавшегося. Ну, если эффект таракана посреди кухни не перевесит эффект шипящей шурочки, конечно. Я не знаю. Мне хочется злиться, но злиться не получается, только отвращение и брезгливость. Посмотрим, чо.

_ну про открывание рта с целью заявить о небольшом площадочном химическом заводике тут только ленивый не знает.

"..садится в машину ночью, в баре виски предусмотрительно накатив.
Чувство вины разрывает беднягу в клочья: эта девочка бьется в нем, как дрянной мотив.
"Завести машину и запереться; поливальный шланг прикрутить к выхлопной трубе,
Протащить в салон.
Я не знаю другого средства, чтоб не думать о ней, о смерти и о тебе." (с)


Всё хорошо.

@темы: "чужое"

00:44 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..Регина и Саша, делайте рогатку на силе, а остальные - с прыжка"
Я всегда удивляюсь, как оно работает всё. Как, когда я начинала заниматься у Киборга Курочкиной, рогатка на силе была чем-то для небожителей. Обычная-то напрыгивалась долго-долго, несколько занятий подряд, а сейчас я просто запрокидываю голову назад, морщу пресс, переворачиваюсь - и уже да. Я могу больше, чем могла раньше - это ли не лучшая мотивация для пилонного процесса.

Пишу себя на видео на свободных тренировках, что бы контролировать успехи и косяки; на прошлой неделе с помощью дистанционной поддержки подруженьки сделала столько новых трюков, что монтировала крошечный ролик для инсты два дня) Тэг #раскорякадэнс, впрочем, самый подходящий - это действительно голая силовая акробатика без всякой грации и пластики, танцами на пилоне это пока не назвать. Пока. Потом всё будет, геометрическая прогрессия налицо - ещё один получившийся трюк готовит базу для следующих нескольких. Я на спартанском режиме и при сохранении пропорций всё чётче вижу рельеф, всё твёрже наощупь и всё счастливее от восприятия себя такой, какой мне в себе максимально комфортно. Болтаюсь вниз головой с упором на руки, смотрю на вздувшиеся тыльноладонные венки, любуюсь ими, люблю их, как и шершавости и синяки.

Я так много говорю про возделывание и принятие внешности, про любовь к себе и окружающему пространству, потому что по запчастям собрала себя наконец после осеннего пиздеца, мне это важно. Из полного днища, которое загнали в угол - в живую и настоящую.

..внезапно обнаруженным умением подтянуть свою тушку на руках, что казалось совершенно невозможным ранее, я хвастаюсь всем, включая дресировщика тараканов. На свободной тренировке вышла сегоднячки в супермена - элемент, не дававшийся мне два года моих прерывистых занятий. Я научилась делать красивые облёты без страха улететь в зеркало. Я села шить бельище с насекомыми наконец. Тряпочки фактурные, полупрозрачные, как крылышки стрекозы, контраст с грубой тупейной лентой и шерстяными нитками для вышивки - оох. Всё наконец начинает сходиться.

..режиссёр Оля сидит у нас на гриме, потому что снимается в эпизоде. Моя Брецкая говорит: "Ты не красишься совсем, почему? Я вот с утра встаю, иду в душ, укладываю волосы, крашу глаза.." "Ты настоящая женщина, Таня, и это здорово. А я нет. Я могу позволить себе быть любой, потому что знаю, кто я, и всё уже себе доказала"
Я в процессе доказывания - себе самой, не другим, но так же позволяю себе быть любой, и это прекрасно. Внутри какие-то очень тонкие настройки сейчас, ювелирные процессы, локаторы срабатывают, как надо.

Всё хорошо.

@темы: "пилон", "дрессировка тараканов"

00:19 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..дрессировщику тараканов я с нажимом говорю о том, что если вдруг - то вполне смогу жить одна. Без близких людей, с "поверхностным" окружением, что никогда никого не пытаюсь удерживать, если понимаю, что всё. Что действительно всё. Что люди для меня - калейдоскоп, и я всегда смиряюсь с их уходом, как до этого - удивляюсь их появлению, через внутреннее сопротивление открывая доступ в ближний круг. Но - "пускаешь человека в своё море, а он не умеет плавать" Или водица у моря отравленная. Или всё вместе разом. Нефтяные пятна видны невооружённым глазом, но они такие радужные, так переливаются на солнце, что ну грех не нырнуть! Кто поумнее - те смотрят с берега, и это они молодцы.

..и множество букв, образующих занудное самокопание

02:43 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Ночные смены, смены с уходом в ночь, дни с переработкой и тёмными сценами - уютнейшее, что может быть на площадке. Центр города, начало одиннадцатого. Я выпадаю из парадной, в которой мы четыре дня подряд ютились всем кинотабором на клаустрофобной пыльной квартире, и иду вдоль кабла, мимо тарахтящей светобазы, в снегу и по снегу в вязаных тапочках, держа ботинки в руках, в гримваген. На одном плече рюкзак, на другом - площадная сумка с гримёрным барахлом, в кармане куртки истрепавшиеся вызывные, термокружка и склад ложечек от кофе разнообразных форм и размеров. Всем спасибо, смена окончена.

..термокружка Агаткина, дома её ждёт брат-близнец, разлучать нельзя категорически (затоскуют), поэтому каждый крайний день на любом из объектов заканчивается одинаково: Шурочка в полной уличной экипировке снуёт по площадке, мешая собираться дружественным цехам, запинается о систенды, перепрыгивает сумки с реквизитом, суёт нос в каждый угол, находит искомое с холодным вчерашним содержимым, кидает в рюкзак, везёт бурду домой и забывает о ней до следующей смены. Её величество Термокружка - первоочерёдное, к чему я максимально ответственно отношусь на этой работе.

..кофе - основное топливо, потому что спать хочется ВСЕГДА. Кофе с чайного стола - низкопробный дизель, при возможности группа ищет и находит заправки с бензином классом повыше. Расхаживаем весь день довольные, отведя вбок мизинчик, с бумажными стаканчиками и присыпанными корицей листиками на пенке, а ближе к вечеру высыпаем молочную ледяную крошку (полученную путём бития тары о твёрдое) в растворимый нескафе, потому что чайный стол на улице и жидкости взмЭрзли, кофейни уже закрылись, а крайний час смены надо как-то пережить. Это всё про любовь, если что - я пишу и улыбаюсь теплейшей из всех улыбок.

..режиссёр Оля говорит: я второй день в пижаме, потому что больше не могу; кстати, где моя корона? Реквизиторы углубляются в баулы, выуживают жёлто-охристый пластмассовый дуршлаг, протягивают всемогущему режу. Всемогущий реж сидит у плейбека с дырявой короной на голове, на пижамном рукаве - слоник с хоботом, в руке вместо скипетра - рация.
..второй режиссёр Катя строгим зычным командным пронзительным оглашает площадку: "тишинаааа! репетиция!" - и через полминуты на том же уровне шума фыркает и до слёз смеётся над инста-артом светика Ильи: "паровоз огурец - вместо тысячи слов", "как хранить приборы на кухне" и прочее для кинопросвещённых невозможно прекрасное.
..милейшая юная ассистент по актёрам Настя научила виртуозно материться матёрую, тавтологичненько, закалённую киношеньками реквизитора Ларису. Настя на площадке максимально вежлива и корректна - по должности положено, Лариса же теперь отрывается за двоих.
..художник Витя обладает редчайшим даром вставать у плейбека так, что бы загородить обзор хотя бы одному человеку. А лучше двум. Вопль "Вииитя, не стеклянный!" заставляет насторожиться, потому что вот сейчас Витя подвинется и закроет обзор телевизера кому-нибудь другому. Возможно, тебе.

Я хочу запомнить всё до мелочей, мне невозможно хорошо.

Комната с плейбеком маленькая и завалена барахлишком всех цехов, потому что остальная часть квартиры - в кадре. И даже часть плейбечной комнаты тоже в кадре, поэтому группа сидит друг у друга на головах, жмётся друг к другу. Свет выключен, только монитор и прибор с тусклым холодным свечением. Час переработки подходит к концу, "я не знаю, как вы это снимете до десяти, но в десять нам надо закончить"

Тиснула с полки стопку игровых чужих фотографий, возрастом старше меня. Перебираю, читаю подписи от руки на обороте. В голове белый шум, а старые предметы дают энергию и помогают выдернуться из глубокого кинодзена на средний и сосредоточиться.
"Жизнь это счасть . Счастье это работа"

Всё хорошо.

@темы: "киношенька"

01:41 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..


Толечка Петров сегодня на "Калеке": "..а ты видела фотографии с "Маски" на фейсбуке? Фотограф точно в тебя влюбился!"
Не знаю уж, как фотограф, но я моментально по самую макушечку втрескалась в то, что он наснял. Это вот, значит, умученное, три часа вторые сутки проспавшее существо, которому все два спектакля хотелось то ли спрятаться, то ли сбежать, то ли отгородиться наушниками и не снимать их до поклонов - оно, оказывается, при "детском садике" бодрится, улыбается и генерирует свет так, будто и нет совсем никакой пустоты, психотерапии, прокастинации и прочего пиздеца.
Впрочем, после гастроленек они и исчезли (на?)совсем, любовь к работе и деятельности как таковой вернулась вместе с новой зарождающейся привязанностью, совершенно внезапной, откуда не ждали - тем и прекрасней. От всей этой кутерьмы - пробы спектакли первый съёмочный через неделю бесконечная нежнятина осторожное узнавание меня сладенько штормит, из эмоциональной ямы я выбралась, хотя бы это.
Всё хорошо.
Как минимум потому, что я такая счастливая здесь. Давно уже не.
+семь карточек с довольнымъ щачломъ

@темы: "чужое", "фото", "тиятр", "путешествие из Петербурга в Москву", "гримёрство", "гастроленьки"

03:44 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Ну, такое.
Жри джумас, пасека, все дела.
Всё - безвкусное. Бесцветное, никакущее.

Я страшно боюсь этих состояний, но я внутри. Я каждый день жду, что вот-вот всё кончится, но это не кончается с начала октября. Формалиновый хуябрище бескрайний безграничный.

Завтра сорок восемь Денису, славный повод позвонить в его Минск и немножечко ожить от межголосья междугородного разговора.

"..Просто однажды все ушло и ничего не пришло взамен. Знаешь, такой распад начался. Персонажи, разговоры, планы на будущее, от которых реально в петлю хотелось… Страшно было не то, что вот ты сейчас умрешь без любви, а то, что ты проживёшь так долго-долго.."

Не знаю, до какой глубины может дойти ангедоническая апатия(вот и проверим), но а)мне не хочется вылезать из-под одеялки каждое утро; б)если бы я попробовала осуществить желаемое и зарыться в одеяльной норе на весь день, радости бы это не принесло; в)в данный момент любая деятельность, события, люди не приносят радости, вообще ничего. Горечи тоже не приносят - у меня нет сил на любые эмоции, ни в плюс, ни в минус. г) это первый отрезок времени за весь мой сознательный взрослый период жизни, когда я ни к кому не испытываю влюблённости или привязанности. И это пиздец как опустошает. И это обесценивает меня в моих глазах, потому что как - все мои мотивации были обоснованы текущими симпатиями, а мотивировать себя без сторонних генераторов я, получается, не могу? Гигантский провис. д) я стала жутко безответственной и рассеянной, подвожу людей, к которым в целом тепло отношусь и не желаю им плохого. Который день подряд забываю принести моей Брецкой важные штуки, отшучивалась-отшучивалась про голову с дырой и шахерезаду, а сегодня возьми и расплачься у неё на плече, выпалив всё про депрессию, психотерапевта, отсутствие мотиваций, похеренную любовь ко всему, что раньше давало энергию и вызывало восторг, это вот всё. Так плохо и неуютно, мы давно работаем вместе, она зовёт меня на предположительно спасительный проект, который на два месяца отберёт меня у театра, а я расклеившийся инвалид, который заваливает себя киношно-бумажной работой, всякими сметами, выписками из сценария, синопсисами и прочим подобным, лишь бы поменьше контактировать с людьми - а это, тащем-то, основа моей деятельности.

Всё утро искала ключи, перетряхивала карманы, разворошила всё. Нашла на шестом этаже парадочки на подоконнике, оставила там, видимо, когда выходила курить, пролежали промёрзли ночь. Как так, ну как так.

Состояние, в котором отсутствует страх. Просто потому что плевать на всё, апатичный фатализм, самосохранение в минусе. Толк от этого - разве что качественный пилон. То, что я могла сделать физически, но мешала голова, я теперь делаю. Почти вышла в "супермена", лихачу размашистые крутки, кто на динамику первый - тот я, синяки везде, боли в процессе почти не чувствую. Особой радости от прогресса тоже, просто без пилона я совсем расклеюсь, хожу по инерции. Тренер недавно обмолвилась, что моя невыворотность суставов, которая в своё время поставила крест на продолжении серьёзных занятий хореографией, делает конечно совсем невозможным поперечный шпагат, а вот продольники вполне реальны. Посему перестала жалеть себя на растяжке и удивляюсь тому, как много всего я могу, оказывается, сделать со своей деревянной тушкой, сколько резервов спрятано, а вдруг я и правда сяду когда-нибудь. Но это тоже джумас и картон.

Агата принесла домой мистера Улитку, назвали Mr.Gray. Mr. Gray живёт, натурально, в миске с салатом, растёт большим и сильным, я беру его на руки и он усищами смотрит и ползает везде, а мне невероятно спокойно. В мастерской улитычу делают целый дворец из оргстекла.

"..Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы" - Агата приходит с работы и принимается жамкать мне спину, пока я валяюсь безвольным трупом, не в силах поднять себя с кровати после эгегей-дня с киношенькой репетицией и спектаклем (которые, напомню, тоже джумас и картон) Я смеюсь лицом в простынь, вскрикиваю "щекотно!", а на присказке "пришёл дворник всё подмёл" продолжаю "отпидорил грязный пол.. после праздников", и начинаю уже истерически хохотать, потому что "вся правда праздников.." давно уже должна была отмыться, а херушки, всё никак. Без Агаты я давно бы уже сидела на таблетках, а не только на терапии, как сейчас. Вообще не знаю, как выживала бы без неё.

"..Ну что, как твоё настроение сегодня? - Получше, радость моя, спасибо. Уже не хочется никого убивать, а просто что б все сами умерли. - И чо, и даже я?! - Нет. Ты, пожалуйста, останься."

Так и живём.

23:15 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Новый виток хуйни, стоило вернуться со всех своих остальных сцен на большую.
Самое неприятное то, что внезапно обрушилась годами выстраиваемая система - заполнение моего мира начало казаться мне суррогатом. Всё - неинтересное. Любимый тиятр - сраное днище, долгожданная киношенька - повод сбежать из тиятра и потому тоже днище. До этих всратых не мной начатых, не мной похеренных куцых отношений все работы были огромной необъятной любовью, и вот ррраз - я хожу в театр как на убой, и ррраз - я щёлкаю зажигалкой во внутреннем дворике Панорамушки, смотрю на ломкий снег через стеклянную крышу, и такая брешь внутри, и я думаю "я здесь только потому, что мне нужна отдельная жизнь помимо театра", и я думаю "отлично, сценарий летний, натура - зимняя, и её много, и это засрачины-ебеня, два месяца простуд и соплей, два месяца десяти слоёв одежды, мигреней, недосыпа и военных действий." Согласилась бы я на зимние съёмки не самого интересного сериала, если бы не стремилась сбежать из тиятра как можно дальше? Хер.
Я очень хочу послать всё нахуй и на ручки.

Я просто слабая, в край заебавшаяся тётка, ревущая каждый вечер от непонятно чего.

Говорю Агате - зряплата на Панорамушке внезапно ощутимо выросла, закончу проект и сразу после шапки улетим в Амстердам, на неделечку точно, и плевала я на репертуар, да вообще на всё. И вот посреди этого зимнего хуября, всратого тиятра, всратого кино, всей этой ебучей нелюбви, невозможности влюбиться из-за дыры размером в ладонь, тошноты выпуска и сонности кинопроб я мысленно сижу на краю канала, болтаю ногой, объезжаю город на велосипеде и, наверное, только это даёт мне силы ещё хоть как-то держаться на плаву.

Всё обесценилось так сильно и так внезапно.

А самое страшное - не разобраться в себе, чего мне хочется больше, обнять виновника этого тусклого карнавала или втащить ему. Или вообще уволиться из тиятра. В любом случае оба этих желания - они от чувства бессилия и беспомощности.

Всё совсем не хорошо.

Поговорите со мной, а.

05:36 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
00:08 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
«Если взять человека, давно и привычно несчастливого, временно дать ему очень много радости, а потом отобрать, то первым чувством, которое он испытает, будет покой. Не тот слабо розовый раствор удовлетворения, в котором отмокаешь после трудного дня, это будет покой пустоты и отсутствия жизни. Ему покажется, что его просто вернули домой – ссадили с карусели, переодели в линялую майку и дали переваренной рисовой каши. Нет никакой несправедливости в том, что тебя подержали в руках и поставили на то место, откуда взяли. Если человек станет злиться и обижаться, значит, не так уж обделён он был в своей предыдущей жизни. Несчастливые люди смирные, они знают, что любить их некому, да и незачем, их любовь тоже никому не нужна, а если временно показалось другое, так радуйся, но не привыкай и не удивляйся, когда всё пройдёт».(с)
..сегодня мне снится очередной пиздец из детства, я просыпаюсь резко, с больной головушкой и первое, что чувствую - концентрированную злобу на вынужденное одиночество. Вместо обхватить, прижаться лбом к спине и спать дальше я долго роюсь в таблетках, делаю самокрутку, выхожу в парадочку в близоруком тумане и адски, ужасно злюсь.
Потому что то место, откуда меня взяли, пестрит конечно разнообразными событиями, людьми и делами, есть даже карасики, из которых можно собрать одно подобие Франкенштейна - с кем-то спать, с кем-то пить и вести задушевные беседы, с кем-то обниматься и позволять себя любить, не шевелясь в ответ, и всё спокойно и устоявшись, но потом в шесть утра ты открываешь глаза в темноте и покойная полка с треском рушится. Потому что обычно я влюбляюсь первая, намерено безответненько и вся эта херня служит генератором для творческих всяких глупых дел и роста над собой, а оба эти раза, что влюблялись в меня, решались на меня и я старалась принять - они завершаются крайне деструктивно. И если первый десятилетний заплыв привёл конечно к разводу и расшатанным нервишечкам, но и дал он мне несоизмеримо много - например, нынешнюю меня, скрывающую в себе сухой остаток, выжимку отношений, где мы вместе взрослели - со всеми адскими концертами в изнанках сомнительных клубов, чадом кутежа, даченькой-рускомплектом, засрачинами, перелётами-поездами, любовями на троих, фотографическим баловством, а обратная сторона медали, которая не очень, пусть останется в тени.
Второй же заплыв, в четыре месяца, не оставил толком ничего, кроме недоумения, чувства неловкости и отравленности театра, и совершенно точно - не стоил моей любимой работы, обернувшейся разрушенным теремком. Я не знаю, что до сих пор мешает мне поставить точку и спокойненько себе жить дальше - возможно, не стоило показывать девочке, привыкшей быть в отношениях мужиком, что бывает как-то по-другому, например. Или потому, что закручивалось, остановилось в критической точке и теперь в тех же темпах раскручивается обратно. Я всё пытаюсь разобраться в себе. Почему, например, я стала пустой злющей девкой, руинами самой себя. Почему вместо благодарности за приключенческое лето - чувство брезгливости и отвращения. Почему я до сих пор хожу по театру в наушниках, что бы отгородиться. Выдернутая из привычного, уютненького жизненного уклада, потетёшканная и поставленная обратно - уже опустевшей оболочкой, ну.
И всё вроде бы хорошо - до таких вот ночных пробуждений, когда "придите ко мне кто-нибудь, пожалейте меня" в непроснувшейся ещё голове.
Я не понимаю, почему это всё настолько шарахнуло по мне и выбило из колеи. Когда разберусь - должно окончательно отпустить, но пока я в полном недоумении. Реакция на предательство? Потому что как обозвать другим словом то, что ты хорош, покуда весел и жив, а когда грустен и мёртв - уже и не нужен. Реакция на ситуацию, а не на человека? Да, вероятно - мне уже никогда не будет свободно в театре так, как было до. "Поговорите с ним, - советует мне мой дрессировщик тараканов, - тем более у Вас есть такая возможность", а я думаю, что скорее распущу руки, чем открою рот, но вслух не произношу.

Пилон, радость моя, позволяет сниматься более чем всё остальное, большинство негатива и пустоты уходит в перенос набора выученных элементов со статики на динамику - это жутко страшно, и это так немыслимо восторженно, когда преодолел себя и удалось. Возвращаясь из раза в раз в полдэнс, я начинаю с какой-то утроенной силой любить себя. Удивительно - мне всегда нужно доказывать свою любовь к себе, чем сложнее путь - тем выше самооценка, а вот безусловной любви к себе как таковой у меня нет, видимо как раз отсюда и разбегаются тараканьи дорожки, отравляя мне жизнь и голову. Я это я, покуда есть работа и спорт, отними оба эти компонента - и что от меня останется?

Как я устала. Как я устала, а.

01:39 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
За волшебную неделю успела забыть, как это трудно - заставлять себя приходить на большесценные репетиции и каких усилий мне это стоит. Сглаживаю переход неснимаемыми в тиятре наушниками, населёнными ласковой шишовой колыбельной на репите, к - капельница с исцеляющим всё и вся. Завтра будет ещё сложнее, потом ещё несколько дней тоже, дожить до конца недели, отхерачить показ первого акта - и я выберусь из этой помойной ямы, что бы, надеюсь, никогда больше в неё не вернуться, потому что в начале января, аккурат после киришских гастроленек, приедет Женечка и покрадёт меня на свой выпуск насовсем, и спектакли скорее всего будут идти в параллель, почти спасена. Потому что сложно осознавать, как маленькая я помещаю сейчас в себе столько ненависти и брезгливости к происходящему, потому что обычно я спокойна, как танк, в любых обстоятельствах, потому что физически плохо находиться внутри, и это я ещё не сижу в зале и отгораживаюсь от трансляции насколько могу. Женя, говорю, забери меня к себе, невозможно больше - и Женя выцыганивает меня у начальства, изъявляя желание "работать только с Сашенькой", так хорошо, но так быстро и мало. Пережить эту неделю, изжить ненависть, отпустить и всё, ну.
Зато любви на шишицах будет в разы, неизмеримо больше, и ей удастся перекрыть и поглотить большесценное болото, это я знаю наверняка)

22:07 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
И это вот. Отвечаешь что-то жизнеутверждающее с довольной скобочкой в конце и идёшь встретиться с бывшим мужем, что бы как следует надраться вместе, потому что хуябрь шепчет на ушко "разрушай всё, пока вконец не разрушило тебя", такое.

"эта вечная тяга всё сжечь и съебаться в тайгу, как только человек рядом становится тебе дорог. разрушить всё сейчас, побыстрей, чтобы не ждать, когда всё само рухнет, чтобы не было так невыносимо больно.
но какая же всё это выматывающая хуйня." (с)

Сраный выпуск и сраная неуёмная деструктивная жажда понимания и тепла. Как я заебалась. А медведь пришёл - и разрушил весь теремок.

@темы: "карасиная тоска"

21:06 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Самое хуёвое сейчас то, что я
а)не знаю, чего хочу - полное отсутствие желаний и в глобальном, и в повседневных мелочах, а это прямая тропинка к потере себя, и соберись потом попробуй из пыли и серой жижицы обратно в привычную всем Сашу, которая и избу и коня и вообще.
б)понастроила себе иллюзий, что есть человек, который спасёт от всего и в любой момент, а это совсем не так, потому что кто, кроме меня. Потому что всегда кто, кроме меня, и это правильно, но иногда до истерик устаёшь.
Немножечко начала понимать своих подруг, мечтающих от работ в декрет. Ну что бы было на кого переложить ответственность и спрятаться в норе с детёнышем, "я в домике", это вот всё. Декрет, конечно, последнее место, куда я решила бы сбежать, и работа скорее прибежище, чем что-то мешающее жить, но на ручки и обниматься я хочу гораздо чаще, чем что-либо остальное. И эти даже не желания, а базовые потребности делают из меня такого беззащитного моллюска с голым брюшком, что я начинаю жалеть саму себя и уползать в такие норы, из которых вряд ли можно выбраться, не поплутав.
Это внутри, а во внешнем мире я отсиживаю выпускаю спектакль вместо того, что бы снимать в хорошей команде интересное кино, немножечко работаю в перманентном дурдоме бутафорской мастерской Агаты, рисую всякую болезненную хуйню и не менее болезненные автопортретцы, что совсем край, заставляю себя не смотреть сквозь прекрасное, а видеть и фиксировать его, а ещё реву над например случайно удалённым кэшем с запасами сохранённой музыки в вк. Это привычное сезонное бесцветие хуября, и это с первым снегом пройдёт - плавали, знаем, но как муторно сейчас-то, а.

Такое.

@темы: "страдальческий лытыдыбр"

23:14 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
А расскажите мне что-нибудь про меня. Хорошее, плохое, неважно, хочется взглянуть на себя глазами других людей. Можно анонимно. На основе живого общения, на основе дневничков для тех, кто незнаком со мной лично. Чот читателей перевалило за сотню, а в комментариях тишина, и хотя я пишу по большей части для себя, интересно узнать, читают ли меня, есть ли отдача. Не надоедает ли читать про мою бесконечную работу или карасиную тоску, о чём ещё хотелось бы почитать. Можно вопросцы, я на них отвечу. Контакта хочется. Спасибо)

21:57 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..


Пилонный двоешник активизировался снова, каждый раз после длинючих перерывов болтаюсь на шесте невероятной раскорякой и кривулечкой.
Энергии - ноль, мотивации тоже, не знаю, как вытаскивать себя делать что-то, что снова даст мне возможность выезжать за счёт харизмы, коль уж страшненькой и нелепенькой родилась. Ваще не радует ничо, живу на автомате и тяну себя за волосы потихоньку. С наступлением относительного тепла бегаю вокруг Таврика, например.
Отказалась от вышеозначенного проекта и художничества ввиду возможного наебалова съёмочной группы и актёров финансовой нестабильности студии. Взамен в конце мая лечу с гастроленьками в Калининград на десять дней, с тремя спектаклями - что, в принципе, неплохая альтернатива, и держу пальцы крестиком за "Грома", ибо мне очень, очень нужен проект хотя бы летом, я чахну без кино, мне негде подпитываться пиздецом, в театре слишком хорошо и комфортно потому что.
Рисую тоже без фанатизма.
Очень жду лета, гастроленек, киношеньки и тёплых крышных радостей - взращивания заоконных растений, книжечки на пледике с кофе и сигаретой поутру, белых ночей и закатцев, велосипеда и недосыпа, это вот всё.

Всё хорошо, но очень как-то.. однообразно и уныло - однако, надеюсь, анабиозъ недолог.
Всё хорошо.

@темы: "фото", "тиятр", "пилон", "дрессировка тараканов", "гримёрство", "гастроленьки"

22:05 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..Моё солнце, Бог не садист, не его это гнев и гнёт -
Только обжиг.. Мы все тут мечемся, мельтешим,
А Он смотрит и выжидает, сидит и мнёт
Переносицу указательным и большим..
Срок приходит: нас вынимают на Божий свет, обдувают прах,
Обдают ледяным как небытием.. Кричи
И брыкайся - мой мальчик, это нормальный страх..
Это ты остываешь после Его печи."

Агата затащила меня в керамическую мастерскую, и пока я обтачивала пальцами влажную глину, выпестовывала тоненькие края, выравнивала их стеком и получала удовольствие от погружения в процесс, в сети после нескольких дней отсутствия появился человек, за исчезновение которого с моих радаров я страшно переживала, выдохнули.



Такие милые получились кривулечки - надеюсь, они дождутся меня, страшно занятую в ближайшие месяцы, и я оболью их кракелюром, расрисую муравьиными тропами и ботаникой, а потом уволоку в тиятр. Третий сезон я пью кофе из пластиковых и бумажных стаканчиков, отчасти превращая тиятр в площадку, надо уже как-то обживаться, в конце концов.
Возможность делать руками что-то "маленькое, милое и бесполезное" захватывает и растаскивает меня на сотни крошечных Саш. "Тебе нужно.. заниматься книжной графикой, рисовать настольные игры, бить татуировки или рисовать эскизы для тату, а меня нарисуешь, а можно у тебя фотосессию, а давай ты будешь.." Ребята, ребяяята, выдыхаю я, если я буду заниматься всем, что умею делать, мне некогда будет жить. Я вынашиваю эскизы моей "ботанической мёртвописи" для принтов, что бы из этой принтованной ткани шить простое, без косточек-устрашающих поролонов и верёвочек бельё, просто потому что мне надо, а найти такое я вряд ли где-то смогу. Когда я не могла отыскать в Петербургах нужные мне серёжки из латуни и эпоксидки - начала делать их сама, добывая материалы и заготовки в самых немыслимых местах. Теперь ещё эти керамические штучки. Я догадываюсь, в общем, откуда это всё - из нищего, но изобретательного детства, когда от безысходности из подручных материалов сооружалось то, чем снабжали моих одноклассников более обеспеченные родители. Меня воспитывали с подвывертом, с установкой, что "не нужно, как у всех". В моём доме много читали, много разговаривали, сяськались со мной изо всех сил и многое мастерили своими руками, даже балетки для моих занятий хореографией шила сначала мама, потом я подросла и подхватилась. Огромная библиотека книг по рукоделию, журналы с выкройками, спицы и пряжа, мамина швейная машинка и папины радиотехнические детали, паяльники, инструменты.. Сейчас, будучи взрослой тёткой, я чётко могу проследить, откуда тянется каждая из этих ниточек, что даёт мотивациию, потребности и почему выросло то, что выросло. Очень увлекательный процесс препарирования собственного прошлого. И здоровое любопытство относительно будущего - куда вынесет дальше.

Пока на повестке дня - съёмочный нулевой, немножечко проб и, как и хотелось, подглядывание одним глазом с балкона вечернюю репетицию вылезших на большую сцену "Сестёр" послезавтрашним днём.

Всё хорошо.

@темы: "чужое", "фото", "тиятр", "ностальгическое", "лытыдыбр обыкновенный", "киношенька", "карасиная тоска"

22:39 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Это очень смешно, но нас сегодня приняли, когда мы вылезали из окна заброса в Петергофе.
Впервые за те лет пять-шесть, что я шарюсь по ним с Сиром. Выбрались, герои, в свои традиционные зимние ебенища.
И заброс-то был так.. Влезали мы в места и получше, умудрялись обходить здания с сидящей в них охраной, умопомрачительные только что кинутые лабиринты с сохранившимся содержимым, это вот всё. Не понимаю, сие маячок "Санечка, ты стара для таких приключений, живи уже тёткинской жизнью" - или, наоборот, "ещё больше лихачеств, ещё больше томсойерства, заполняй пустоту чем под руку попадётся", но в свой крайний день мини-отпуска с ветерком проехаться на бобике, писать в отделении объяснительную "шли мимо заброшенного здания, увидели открытое окно, залезли внутрь в поиске интересных фотокадров, но быстро разочаровались и вылезли обратно" - это, как минимум, весело. "Где Вы работаете, Александра?" - "Вам оба места работы? Киностудия "Панорама".. "..Таак, ладно, не продолжайте, напишем "безработная"
На самом деле, канэшн, главное впечатление нынешнего дня - зефирное королевство внутреннего двора, когда из промёрзшего законсервированного здания выходишь на улицу, а там тёплый ноль, пушистый снег подсвечивается закатным солнцем и ощущается запах чего-то, что я страшно люблю, но не могу расшифровать.

Сто лет, кроме сегодня, не была на наших ебанутых прогулках. Из-за занятости, несовпадения графиков, раньше мы с завидной частотой заваливались в забросы-промзоны "о-смотри-там-всё-заброшено, за-кустами-самолёт", это вот "остановите пожалуйста здесь!" - и недоумённые пассажиры маршрутки наблюдают, как уходят в лес по сугробам без единой тропы пара-тройка странных людей со штативами за плечами. Ищем военную базу, находим скелет коровника. Лезем куда-нибудь наугад и оказываемся в волшебстве. Способ окунуться в чужую жизнь по остаткам стен, предметов, документов, некоторый адреналин - сейчас отчасти меня питает этим киношенька, а вот в эпоху фотографической жизни оно очень спасало и прибавляло эмоций.



Но, наверное, надо завязывать с игрой в двенадцатилетнего мальчика, являясь двадцативосьмилетней девочкой.
Или всё-таки нет

@темы: "забросики"

22:29 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"Губернаторъ", пожалуй, первая постановка, когда после каждой репетиции подмывает подойти к Андрею Анатольевичу, дабы выразить свой восторг и заворожённость процессом. Несмотря на то, что это будет самый загруженный для гримёров спектакль в репертуаре - over 60 артистов, массовки и служб в серой акве, ведро краски и четыре аэрографа, возможные выходы на сцену, раскладушки нам в цех, пожалуйста.
Нас вызывают ещё не действовать, но дежурить по одному. Нонче почистила постиж, разобрала авгиевы конюшни ящика в рабочем столе и отправилась в зал наблюдать. Это нечто, это такое мрачное потустороннее нечто, я свернулась в клубок, подтянув колени к носу, натянула капюшон и сверлила происходящее стальным взглядом, ибо невозможно смотреть это, не защищаясь. Невероятно. Никогда, ни на одном спектакле не видела, как наш артистический эгегей-молодняк, все сплошь кремень и арматура, под режиссёрским словом сворачивается в плавленный пластилин, и это достойно уважения, потому что есть ради чего.

Невероятно. Ни к одному выпуску я не относилась с таким трепетом.

Могучий оох.

@темы: "гримёрство", "тиятр"

eksha_diary

главная