Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: "гастроленьки" (список заголовков)
21:57 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..


Пилонный двоешник активизировался снова, каждый раз после длинючих перерывов болтаюсь на шесте невероятной раскорякой и кривулечкой.
Энергии - ноль, мотивации тоже, не знаю, как вытаскивать себя делать что-то, что снова даст мне возможность выезжать за счёт харизмы, коль уж страшненькой и нелепенькой родилась. Ваще не радует ничо, живу на автомате и тяну себя за волосы потихоньку. С наступлением относительного тепла бегаю вокруг Таврика, например.
Отказалась от вышеозначенного проекта и художничества ввиду возможного наебалова съёмочной группы и актёров финансовой нестабильности студии. Взамен в конце мая лечу с гастроленьками в Калининград на десять дней, с тремя спектаклями - что, в принципе, неплохая альтернатива, и держу пальцы крестиком за "Грома", ибо мне очень, очень нужен проект хотя бы летом, я чахну без кино, мне негде подпитываться пиздецом, в театре слишком хорошо и комфортно потому что.
Рисую тоже без фанатизма.
Очень жду лета, гастроленек, киношеньки и тёплых крышных радостей - взращивания заоконных растений, книжечки на пледике с кофе и сигаретой поутру, белых ночей и закатцев, велосипеда и недосыпа, это вот всё.

Всё хорошо, но очень как-то.. однообразно и уныло - однако, надеюсь, анабиозъ недолог.
Всё хорошо.

@темы: "фото", "тиятр", "пилон", "дрессировка тараканов", "гримёрство", "гастроленьки"

14:21 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Я в Петербургахъ. Пережила три спектакля, три музеюшки, погрузку, алкогольные ночи и, наконец, два обратных самолёта. Вечером мчу на спектакль, хотя лучше бы легла и умерла, ибо два часа сна в отеле, а сидючи в дороге спать совсем не могу.
Грядут очень жаркие недели, я начинаю уставать уже только при одной мысли о них.
И карасиная тоска отчего-то продолжает просачиваться внутрь.

Но всё хорошо.

@темы: "гастроленьки", "карасиная тоска", "тиятр"

00:17 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Ну, в общем, у нас тут чо. Алкоголь, переправленный из Петербургов на подводах, промёрз насквозь, пробки из винишка повылетали, один мой сидруля в пластике держался молодцом, хотя тоже превратился в глыбку льда. Размораживали весь день.
Тут есть сырная морожка!!! Ларёк прямо у театра. Я так прыгала от восторга, это ж мой фетиш и объект попискивания, в Петербургах оно редкое и не для нищебродов.
Ещё из гастрономических извращений - мы нашли хлеб с активированным углём. Интересно, кто такой заботливый изобретатель, друг богемных алкоголиков вроде нас.
Тут холодно, выйти из помещения - примерно как в открытый космос, но снежище чистый, лёгкий как пух и скрипит под ногами, ваще! Как в детстве зимними вечерами.
В тиятре нарисован дедушка Ленин под потолком, на главного артиста нашего спектакля чуть не ёбнулся штанкет, мы сгоняли в музей истории развития Кузбасса и наслушались страшного, но неизбежного. С утра после самолёта (семь утра по местному времени, три ночи - по нашему) мы плавали в басике с бирюзовой тёплой водой, немного тренили в крохотном зале, а потом за завтраком сидели у окна с видом на голубеющую набережную реки Томь, всю припорошенную снежищем, и было нереально хорошо, квитэссенция спокойствия.

Всё хорошо.

@темы: "тиятр", "лытыдыбр обыкновенный", "гастроленьки"

03:15 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Каждый раз крайний день перед перелётом проживаю как последний - на всякий случай. Завтра будут попытки своё рисовачно-бытовое уместить в ручную кладь, далее кофе перед посадкой, дважды заложенные уши, кофе в отеле после долгой дороги, когда мы придём к стойке администратора прозрачные от недосыпа и сидячей неподвижности. Коматозный душ, смываешь с себя усталость, одревенелость, оставляешь сон без примесей и всё. Белые простыни, долго устраиваешься на незнакомой подушке, прячешься в непривычном одеяле, умираешь моментально, без снов, тебя просто выключают, щёлкает тумблер. Просыпаешься днём, когда светло. Вид на набережную из окна - я подсмотрела всё в инстаграмме тех, кто туда уже прилетел и играет другие спектакли. По нашему времени утро, по времени юга Сибири давно день, светики и монтера уже собирают площадку в театре, в который ты сегодня точно не пойдёшь, ибо главный бездельник, а вместо этого отправишься исследовать город, в который вряд ли бы занесло, кабы не гастроли. Музеюшки, площади и архитектура, парк с заснеженными аттракционами, сидр в каком-нибудь местном баре, который ещё надо квестово найти, повышение градуса ночью в номерах, когда еле живые придут в отель те, кто сегодня вёл войну света, звука и реквизита с незнакомой сценой.
Мне очень нужна эта перезагрузка. Когда пропадает ощущение слабой ниточки близости от того, что в Петербургах сейчас нет самого важного, хочется и самой очертя голову нестись на другой, противоположный конец города, страны, континента.
Перестать делать глупости. Пока я только из них и состою - захлёбываясь в равнодушном недоразделении нежности, слушаю и читаю как маленькая Полозкову, игры слов которой как ножом по сердцу, взращиваю надежды, долго мну сиськи, проёбываюсь, злюсь на себя, трезвею после шампанского среди пилонов на полу, хожу треугольниками Суворовский-Кирочная-Таврическая, вдыхаю весь глицерин из вейпа под реверс в наушниках, ай какая дурочка, тоскую до ощущения физики - тёплой, например, ладони на моих позвонках, хотя под следом твоих пальцев и линий по прошествии времени уже, наверное, новая кожа выросла. Я жить не могу, как скучаю. Я сублимирую во всё - в тренировки и новые синяки, в рисовач мрачняка, в работу, в то, как я обнимаю и клюю в щёку своих подопечных актёров, как трогаю их за плечи и глажу по волосам, как помогаю вынуть занозы и мчу на другой конец театра за перекисью, спиртом, бритвой, за лысым чёртом в ступе, потому что люблю их, люблю всех их, таких мальчишек, одной огромной общей любовью, но ты - ты от них отдельно. Только с тобой за последние ..дцать дней (хорошо, не лет) мне хочется просыпаться.

Завтречка самолёт. Другой конец этой страны, до которого, если иметь в виду все вероятности, можно успешно добраться, а можно не долететь.

Я ужасно скучаю.

@темы: "гастроленьки", "карасиная тоска", "страдальческий лытыдыбр", "тиятр"

18:30 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Всё-таки как неожиданно быстро трансформирует тело пилон. Неполный месяц сдвоенных занятий раз в неделю - и внутри ты уже дерево, сухое окаменевшее дерево под мягонькой прослойкой мха (как поэтично о ночном дожоре, удивительно, что при моём балансе опустошения холодильника и часов сна - первого как не в себя, второго всегда не хватает, я всё ещё не бегемотец)
Пилон формирует твёрдые руки, пресс как стиральную доску, покрывает тыльную часть ладони рельефными венами, расцвечивает кожу синяками, фактурит огрубевшими замшевыми кусочками, и наверное я неправильная девочка, но мне до дрожи приятны эти изменения. Я разглядываю вернувшиеся ко мне два кубика верхнего пресса, разглядываю коленки, разноцветные от кровоподтёков, и так сильно начинаю любить свою тушку, вся мазохистская составляющая меня вылезает наружу. Спорт, красивый, как балет, но ещё более жёсткий, хотя казалось бы, куда уж. Когда десятки и сотни неловких, смешно выглядящих повторов перед тем, как плавно и красиво сделать крутку или трюк, что бы со стороны смотрелось так, будто управляешь своим телом в воде, а не в воздухе. Когда жалеешь себя, выдыхаешь, говоришь себе сначала "больше не могу", потом визуализируешь перед собой заветного карасика и херачишь дальше через боль и мышечные отказы. Я пилонный двоешник, но каждую тренировку я делаю всё, что могу, карасиное имя как мантра, как щелчок кнута.
Между тренировками я состою из деревянного каркаса, который напоминает о себе каждую минуту, когда шевелишься. Хожу со скрипом, крепится каркас на заржавевшие железные петли, в которые никто давно не капал спасительной масляной жижицы. Только в процессе разогрева перед тренировкой сухой мой скелетик растекается плавленным пластилином, внутри горячо, пилон под рукой теплеет постепенно.
"Тарасова! Что стоишь, коза, где твоя крутка!" - сенсей Курочкина киборг, она танцует на шесте, как дышит, я её обожаю.

Из театра сегодня практически вынесла себя на руках. Устаёшь не физически, упаси господь, а от осознания, что ещё месяц, вероятно, шесть дней в неделю ты как зайчик должен будешь являться в театр ни свет ни заря, все, сука, дни до выпуска. Я сбежалъ. Всё, всё. До вечера пятницы не кантовать, нет меня, завтра мой гастрольный самолёт, пока серый аквагрим, привет Кемерово!

Это я на своём рабочем месте после недели нон-стоп грима с 10.30 утра и вечерних спектаклей

Всё хорошо.

@темы: "гастроленьки", "пилон", "тиятр"

22:31 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Гримокарусель в тиятре набирает такие обороты, что хочется уже скорее соскочить с неё и улететь к ебеням в Кемерово, три дня вечером пить, а утром с похмелья плавать в басике при отеле. Три дня не отмывать серую акву со всех частей тела и не отхаркивать её из дыхательных путей, а в самолётах и в театре рисовать свои заготовки для комикса, там столько картинок, набросков и наработок в голове, что из них очередь и толкотня. Я люблю свою работу, я ей живу, я ей дышу в прямом и переносном смысле этого слова, но который день подряд вставать в восемь, что бы к десяти-одиннадцати быть в театре, работать репетицию, почти без паузы работать вечерние спектакли и приползать домой в десять-одиннадцать - ну уж.. Дома я делаю постижёрные дела, немножечко рисую, ищу материалы для вдохновиться, что б продолжать рисовать и работать пробы, в три часа ночи ты понимаешь, что болезненно бодр и весел, а спать осталось пять часов. Каждое утро набор привычных для выхода в свет действий сокращается на одну-две позиции, а количество сна пытается увеличиться на пятнадцать-тридцать минут.
В общем, мой любимый жёсткий тайминг возвращает меня к жизни, чем больше загруженность, тем больше я успеваю - сегоднячки, например, впихнула пилон между репой и спектаклем, ибо а когда ещё.

Вчера пополнила коллекцию "Demeter", хотя шла в галерейку совсем не за этим. Вы знаете, вещает мне продавец, что наши ароматы можно смешивать, они отлично сочетаются! У Вас уже есть что-то из нашей продукции? - Да, есть. "Похоронное бюро", "Девушка-зомби", теперь ещё и "Камин". И "Булочка с корицей"! Тащем-то, "Камин" пахнет моим любимым скипидарно-масляным чаем, но резкость запаха чуть сбивается опилочно-деревянным.По скляночке на каждый сезон, деметер как наркотик, особенно по части странных запахов, не остановиться.

Самолёт уже послезавтра, а завтра с утреца гримокарусель, после которой бар с коллегами сменится эгегеем на официальном открытии Курочкинской студии, среди пилонов на полу я ещё не пила.

Всё хорошо.

@темы: "тиятр", "пилон", "гастроленьки"

15:35 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
О сложности бытия - найти референсы. Много референсов быта начала двадцатого века, начиная от особой сосредоточенности и благородства лиц людей той эпохи, заканчивая интерьерами заводов и фабрик, присутственных мест, аутентичной одежды, колеса от телеги. Но срисовывать низзя - только опираться, потому что это должен быть исключительно твой мир. С недопущением исторических ляпов - но твой. Серо-красный, акварельный, с размашистым росчерком маркера и тоненьким - пера. С прозрачными глазами персонажей, с реверсом белого платка, гипсовых лиц и кровяных заржавелых пятен.
Это я вынашиваю своего "Губернатора", уже начала рисовать раскадровки.

А вообще мы готовимся к гастролям. Вчера на малой сцене только и разговоров было, что о предстоящих приключениях. "Повезём снег в Кемерово зимой, ой не могу!" "А пока мы будем ставиться, Сашка, как главный бездельник нашего спектакля, выроет нам тоннель в сугробах - от гостиницы до театра." "Так, спим только в самолётах, потому что в Кемерово нам будет некогда этим заниматься - я беру ледянки на всех, вот уже положила в реквизиторский ящик, ночью идём кататься с горок" В окне между дневным и вечерним спектаклем я иду в поход за алкашенькой, которую мы предпочитаем не везти на себе и не покупать на месте, а грузить в ящики с реквизитом, ибо есть особая прелесть в том, что бы прийти в театр в чужом далёком городе, выставиться, пройти техническую репетицию и в процессе этого нелёгкого труда знать, что на дне железных сундуков сладенькие запасики, а посиделки в нумерах всё ближе.
В общем, фуры с театральным барахлишком и личными запасами художественно-постановочной части отбыли сегодня в Кемерово, мы летим туда через неделю - двумя самолётами, через Москву, и я готовлю себе почву для усиленного рисовача в воздухе. Раскадровки, референсы, википедия, референсы, раскадровки..

Всё хорошо.

@темы: "гастроленьки", "лытыдыбр обыкновенный", "рисовач", "тиятр"

eksha_diary

главная