eksha
..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Обезболивающее - это когда у тебя в рюкзаке на алькоровском силиконе покоится ребаунд, на ребаунде специальный пигмент для силикона, что б точно не облажаться, в боковом кармашке вазелин, дома прозет, сколько угодно разного акрила, шпатель, много пустых пластмассовых банок и деревянных палочек, отточенный пластилиновый оттиск на гипсовом слепке, уже с замками и бортиками, и это всё нужно хорошенько смешать, встрясти и употребить, что б отпустило.
И всё равно промахиваюсь - пропорции не точны, дыру не залатать целиком, только кусочек. Это как нурофенчик в таблетках против опиума в уколах. Самое, блять, опустошающее - это когда сначала очень тепло, а потом очень холодно. И ты ничего не можешь с этим поделать, потому что маленький и гордый. Поэтому поворачиваешься спиной, уходишь, а дома валяешься ночью на заоконной крыше легко одетый, положив на железный лист лопатки и позвонки, слушаешь старые плейлисты, выкуриваешь половину пачки за полчаса, давишься пустотой, горькой слюной и тем, что нахер ты не нужен, нахер, нахер. Всё - самообман.
Я крайне редко заинтересовываюсь кем-то настолько, что б Страдатъ. Я слишком циник, и у меня очень завышенные критерии ёбнутости и самодостаточности относительно особей карасиной породы. Но если прилетело - то всё, долгие годы молчаливых наблюдений, трепетная радость от редких встреч, подсчёты нежности и тепла, как сёстры Золушки на балу - хоть блокнот заводи. Ой, тягомотина. Как, блять, как меня угораздило докатиться.
Это не злость, не призыв к жалости, совсем не. Это про то, что хочется покоя и радости, обычного бабско-тёткинского, но искушённый мозг выбирает карасей совсем не с тем химическим составом в крови, который обеспечил бы всё вышеперечисленное. Мозг говорит - эгегей! Когда тебе херово так, что хочется прокусить руку, когда нужно выреветь всё, но глаза сухие - когда вот это всё, ты так чудесно проецируешь свою тошноту и тоску в работу, детка! Давай, загримируй весь город, пропишись в театре, рисуй ещё больше своих мёртвых детских картинок, люби до материнской нежности своих артистов, заботься, как не в себя. Разок можно проснуться вместе с твоим заветным, но - только один раз. Херачь, дорогая. Какие ещё нужны стимулы, кроме законов дедушки Фрейда?

Я всё.

Скоро всё будет хорошо, но пока не. Пока я просто очень много работаю, как не в себя.
И живу без анестезии.

...

@темы: "карасиная тоска", "гримёрство", "страдальческий лытыдыбр", "чужое"