eksha
..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Как, говорю я вчера под утро Агате, маясь от бессонницы, как несправедливо устроено всё. Три неравнодушных ко мне карасика на площадке, о которых я даже не вспоминаю, не думаю, отмахиваюсь от их редких робких знаков внимания. В свою очередь, мой заветный карасик так же не думает обо мне, и я не воюю уже, я смиряюсь, терпеть не могу быть навязчивой.
В целом-то всё хорошо, но иногда как ёбнет чем-нибудь вроде этой бабской лирики постом ниже - и всё, и ты в нокауте, и во рту солёное с ржавым привкусом. И сразу перед глазами то, что обычно гонишь от себя ссаными тряпками, потому что ты стиснувший зубы мужик, а не кисейная барышня. Бьющаяся венка на шее, ресницы, от пепельного к тёмному узор щетины, а ты настолько близко, что в рассветном сумраке со своей семиединичной близорукостью без линз видишь всё, что не осмеливался разглядеть всё время до, да и теперь рискнул лишь потому, что карасик спит, пульсирующе-беспокойно сжимая во сне твои руки, а ты давишься нежностью и смотришь, смотришь впрок, зная, что скорее всего это одноразовая акция.
Беспомощность, больше всего в этом и без того несовершенном мире я боюсь беспомощности, и ещё - навязываться, когда не знаешь наверняка, насколько нужен и нужен ли вообще.

Нахер, никаких больше случайных бабских лирик. Только треплет то, что я старательно глушу работой, пилоном и рисовачем. И ни в коем случае не другими карасиками, дурацкая моя голова, влюбляющаяся раз в десять лет и обязательно - в кого-нибудь совершенно ёбнутого и тем прекрасного.

Всё хорошо.

@темы: "карасиная тоска", "страдальческий лытыдыбр"