eksha
..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Коротко о вершине моего интеллектуального развития на текущий момент:
vk.com/club98293549

Ну и ходила нонче в вечерний в Эрми на каталонцев во главе с Дали, плутала по залам в поиске выставки дольше, чем наслаждалась сюрреализмом, быстренько сбежала по итогу к моим любимым нормандцам и голландцам ниже этажом, висящим в мятной болотной прохладце со своими прозрачными пейзажами и суровыми портретами. В процессе бегства споткнулась о Фабра, передёрнулась, пожала плечами.
Я и искусство - симбиоз даже сложнее, чем я и мужики. Обладая памятью рыбки, я не вспомню ни названия зацепившего меня полотна, ни имени художника, ни дат - вообще ничего, кроме общей атмосферы и деталей изображённого. Я не умею обсуждать предметы искусства, могу либо скользить взглядом, либо стоять, открывши рот, и погружаться. Как-то мы с Хреном обсуждали работу экскурсоводом в Эрарте - ведёшь себе группу, укореняешься у объекта, долго молча стоишь к нему лицом, наклоняешь голову так и эдак, потом поворачиваешься к слушателям и сочно, с выражением произносишь - "бляяяааать!" Или - "пиздец!". И экскурсия согласно кивает - да, мол, точно! Вот я так же, молча либо междометиями.
Первый приход от прекрасного настиг меня несколько лет назад в Минском художественном музее, когда местные товарищи потащили нас с Игорем, недосыпных и усталых после перелёта, приобщаться. Помню, как я стояла, оглушённая взлётом-посадкой, по полчаса перед каждой картиной, погружаясь анабиозным мозгом в самые её дебри, додумывая, что там может происходить сейчас, что было до и что будет после, и весь этот замес оживал, плясал на моей голове, а ребята нетерпеливо раздражались, потому что они-то уже всё посмотрели, а я тут, а чо..
С тех самых пор по музеюшкам я стараюсь ходить одна. Встать возле каждой работы и смотреть, открывши рот. Сначала погружаясь, потом рассматривая технику исполнения. Ни один нормальный человек не обладает достаточным терпением, что б составлять мне компанию, ни один. Когда я с кем-то - подстраиваюсь под спутника, окидываю работы взглядом, несусь вслед, отмечаю себе, что нужно прийти сюда ещё разок-другой и совершить внутрикартинный трип в одиночестве. Работы, где изображены люди, я отмечаю ещё и с профдеформацией гримёра - исторический период, причёски-бороды-усы, где и какого цвета тень, как мимические морщины легли.. Но сегоднячки в Эрми мечталось о зале для мизантропов, где только пейзажи, натюрморты, да хоть апокалипсис, но только что бы ни одного лица. Устала, вестимо.
Эрми - это, конечно, нечто. Думаешь, что на -дцатый раз походов знаешь его наизусть, а он каждый раз подкидывает новые залы, экспонаты, лестницы, повороты.. Лабиринт, в котором патиновый полумрак и скрипучий паркет соседствуют с нарочито ярким освещением роскошных тронных залов, где в плеере с "Muse" под надзором тётенек и находиться-то неловко. Наушнички очень, как выяснилось, помогают приходам, но ошущаешь себя при этом так, будто ты Изабель, бегущая через анифлаиду Лувра.

Вечерний Эрми - он, если кто читал, как поход на летнюю половину дома зимой из "Детства Никиты" Толстого, так же загадочен, огромен и мистически пугающ. Отчего-то внутри него всегда болит голова, дают знать о себе первые признаки панических атак - тревожность и зачатки клаустробии, страх заблудиться, гнетуще, но в этом есть своя прелесть, люблю мрачняк. Такое только с Эрми - во всяких "жутких" музеях - военной медицины, например, или в кунтскамере я чувствую себя эгегей.

В общем, давно задуманный план осуществлён, пора переключаться на рисовач заспиртованных ящерок в зоологическом музеюшке, на "holy water", водную оранжерею ботсада "представь, холод, зима, пиздец, гололёд ебучий, ты приходишь в этот стеклянный купол, а там кувшинка цветёт, заебись!" Ну и завтра возлюбленный Третьяков, каждый раз с невероятным трепетом жду концертов.

Всё хорошо.

@темы: "лытыдыбр обыкновенный"