Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:52 

eksha
..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Поцитирую Настю Кузнецову ещё. Потому что это сейчас мы выпускаем спектакль и тоже ощущаем себя как на войне, но так-то, так-то, а.
"Вокруг предновогодний ад, во время которого все люди с психическими отклонениями чувствуют себя неуютно – и я, конечно же, не исключение. Идёшь такая вся в ангедонии, а вокруг: в глаз блестит мишура, на пути – ёлка инфернально зеленеет, и гирлянды мигают кругом, норовя вызывать приступ эпилепсии. Поэтому пост про войну будет, чтобы вы не были такими охуевшими в своём предновогоднем ожидании чуда, которого как всегда не будет.
Война – это не только смерть, боль и страдание. Это ещё и молодость, адреналин и оголённые эмоции безо всякой шелухи обычной жизни. Вот представьте: вам 20, вы воюете, каждый день испытывая всю гамму чувств: от липкого страха, до счастья, что выжил. А любовь? Каждый раз, как в последний был, я уверена и не переубеждайте. Каждый день вы видите настоящих людей, потому что нет лучше способа узнать человека, чем повоевать вместе с ним. Запахи, цвета, постоянный путь, непрекращающееся движение, постоянное напряжение - жизнь.
А теперь представьте: всё закончилось. Война закончилась, всем пожали руки, выдали медали, и они вернулись домой. Когда ты несколько лет жил в состоянии адреналина и честности – чем кажется тебе твоя жизнь в обычном её состоянии, что ты ощущаешь теперь? Правильно – пустоту. Как в фильме «Романс о влюблённых» - первая часть цветная и в стихах, а вторая – чёрно-белая и в прозе.
Такое вот противоречие: война-зло, но мне, кажется, они тосковали по войне, я прямо уверена. Подсознательно ли, очевидно ли – не знаю. Вот он – на войне он был молод, и был героем. Теперь он видит перед собой серые станки, или стены конторы – обязательно зелёные, в СССР же любили зелёные стены, да и сейчас их у нас любят нежно. Вот она – влюбилась первый раз на войне, в кровище, в грязи, в совместной войне – особенно остры чувства. Сейчас она не может ни в кого влюбиться так же – мужчины в белых рубашечках не ровня героям. Да и признаемся честно, мало кто брал воевавшую бабу прямо так с кондачка замуж. Рассказ Толстого «Гадюка», например, про это. Или проза Алексиевич.
Я об этом знаете, почему думаю?
Работая на площадке, не выбираешь, что надеть. Ты с вечера кладёшь удобные, стрёмные вещи рядом с кроватью, чтобы впрыгнуть в них за пять минут, потому что под окном сигналит групповой автобус. И главное – целый день красивая. Потому что, во-первых, все вокруг тоже, не фонтан. А во-вторых, все постепенно привыкают искать красоту поверх утепления, ассексуальных штанов и шапки на глаза. И находят, что характерно.
В обычной жизни ты полчаса тупишь перед шкафом, тщательно обдумывая этот важнейший вопрос: белое или, сука, чёрное. Юбка, или, мать их, джинсы. Ты укладываешь волосы, как в последний раз, ты красишься час, выходишь на улицу и – сука, видишь толпы таких же красавиц, вышедших на тропу войны. Вот она, едет в офис в переполненном вагоне метро. Из-под пуховика виднеется резинка чулок, во взгляде надежда. Чулки в минус десять – больше чем чулки. Женщина в России, зимой – больше чем женщина. На площадке бы мужики её на смех подняли, а потом укутали бы, кто во что. А в жизни – никто и не заметил, возможно, её чулок, ну или пресыщенно подумал, что можно и вдуть как-нибудь. Вот она едет вечером – во взгляде: «зря, сука, надевала.»
На площадке, чтобы понять, кто перед тобой – достаточно дня в экспедиции. Долгого, 17-часового рабочего дня под холодным дождём. Или на жаре, в открытом поле среди лошадиного говна. Или в ситуации пиздеца. Очень сближает, всем рекомендую побыть вместе с интересующим вас человеком в ситуации пиздеца.
В обычной жизни ты можешь год ходить на работу – и не знать, кто же сидит напротив тебя в кабинете. Потому что никак не узнаешь. Он просто сидит. Иногда разговаривает. На крайняк можно выпить и переспать – возможно тогда он раскроется всеми гранями своего алмаза, но и это, совершенно не факт.
На площадке еда выполняет функцию еды, вода пьётся с жадностью, сон всегда крепок, как кома. В обычной жизни ты жрёшь и не чувствуешь радости, пьёшь, потому что надо пить воду, пишут в журналах так. Сидишь на пустырнике, потому что бессонница.
На площадке ты можешь сказать: «пиздец» и это будет означать массу вещей, и никто тебе слова не скажет, что ты невоспитанный, а наоборот, участливо ответит: «та же хуйня». В обычной жизни нужно подбирать слова, а это утомляет.
На площадке ты можешь лить коньяк водилы Виктора Ивановича на перекрёсток и пытаться остановить дождь, потому что мы натурную сцену не сняли, и Директор сказал, что тебе пиздец, если дождь пойдёт. И носить гусиное перо за ухом.
А в обычной жизни у тебя всё норм. И два смайлика.
Ко мне тут частенько обращаются знакомые и незнакомые люди с восклицанием: «Какой же адок ты прошла в своей экспедиции», я не знаю даже, как объяснить им вежливо, что адок иногда лучше, чем вот это всё вот и совершенно не факт, что адок там, а не тут.
Знающие люди, подскажите, когда пройдёт эта херь?"

@темы: "чужое"

URL
   

eksha_diary

главная