eksha
..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..


Показ с первыми зрителями-студентами вот-вот уже. Два дня и отстреляем, следующий блок допремьерных репетиций уже в январе.

Из-за двух аэрографов с аквой в нашем небольшом цехе (плюс-минус пятнадцать человек актёров и статистов, три часа непрерывного грима) внутренности будто пересыпаны песком, дышать сложно, как через наждачку, даже вне театра. Я так ни разу и не посмотрела прогон целиком, ибо крайние дни тамбуровала баки и выиграла войну, закончив их сегоднячки, а если про ситуацию в целом - нам всем пиздец, мы все умрём.
Мои артисты - самые стойкие оловянные солдатики в мире, но загоняя под парик очередную шпильку, отлепляя тейп звуковиков от пушка на щеке или шее, обдавая кожу щекотной и холодной струёй аэрографа, я морщусь вместе с ними от боли и неудобств. Меняю ребятам раствор для линз пока он спит грею воду в нашем медленном кране после прогона, бегаю за полотенцами в гримёрки, ерошу волосы - и грима ради, и сочувствия для. Почти падаю в обморок на последнем моём, Руслане, от этой мелкодисперсной глицериново-красильной пыли, собираю себя в кулак, аккуратненько сажусь рядом на пол, смотрю снизу вверх, как Рус догримировывается сам. Каждый такой выпуск - действительно война, и как это сближает, чёрт возьми, хоть наша гримёрная братия и гестапо, и сёстры милосердия одновременно, чо уж там.

Мне подсовывают шоколадку за резинку штанов, а её верх прячут под мою же футболку. "На один стакан четыре бутылька" - это наши разговоры в женском цехе, поди пойми, о чём мы, а мы о формуле цвета, замешиваем аквагрим. Смеёмся нервно и оттого особенно громко. Как самый слепой человек гримцеха, я учу одевать линзы моих парней. Андрей - говорю я, иди давай на микрофон и на грим, а Андрей сидит на полу, строит деревянную башню с внуком начальницы цеха. Упав рядом с тарелкой в служебном буфете после начала прогона, ты не чувствуешь вкуса еды - ибо страшно, страшно устал, тебя немного пошатывает и тошнит. Кофе льёшь в себя, как бензин - мерзотный даже в обычные дни, с маленькой дозой молока за вредность. Дома не можешь уснуть, потому что слишком много всего случилось с тобой в этот бесконечный театральный день. Страшно хочется рисовать, читать, лечь и умереть. Это всё про любовь, если что. Только про неё.











Прежде чем встать и демонстративно уйти с середины спектакля - любого, даже самого плохого и скучного, подумайте на секундочку, вспомнив мою писанину, какой кровищей выпускается это всё.

..На киносходке у Анвара всё меньше наших. Я вваливаюсь в его мансардную мастерскую с очередной репетиции, руки как у трубочиста, взгляд стеклянен и пуст. Оператор Борисыч с порога вручает мне пакетик волшебства в благодарность за неоднократные контрамарки - набор художественных кистей в деревянной коробочке, плакатные перья, и за восторгом я даже не замечаю, как подходит поздороваться приехавший из Минска Денис, в честь которого всё и заверте. За эгегеем я обнаруживаю, что сидящий в нашей компании пиротехник выпускает "Губернатора" вместе со мной, а ещё работает на "Фунте" и "Алисе". И всё, на большую часть вечера я пропадаю для общества, душевно беседуя за тиятр. Моя голова умная, она умеет моментально отсекать всё, чему возврата нет, иногда даже обидно за эту лёгкость отказа от людей, действий, привычной обстановки. Надо двигаться дальше. Без этого никак.

"Я знаю, кому надо показать твои рисунки, кому они понравятся - Могучему!" - говорит мне одна из помрежей. "Саша, я видел твои работы, а ты не хотела бы что-нибудь по нашему Жолдаку нарисовать?" - говорят мне артисты после того, как я неосторожно и неумышленно забыла на малой сцене папку с черкалочками, самыми, конечно, палевными, гологрудые автопортреты, череп оленя, мёртвые гипсовые головы, это вот всё. "Ну ты Фрида Кало!" - это уже девочки-реквизиторы на тот же материал. Мне кажется, рано или поздно я уйду из грима куда-то дальше в театрально-киношно-рисовальческое, сейчас идёт какой-то еле заметный переломный этап, по-другому работает восприятие, очень любопытный процесс. Из одного в другое, из другого в третье. Мне нравится.

Всё хорошо. Это адская, но чертовски интересная карусель.

Всё хорошо.

@темы: "фото", "тиятр", "страдальческий лытыдыбр", "лытыдыбр обыкновенный", "киношенька", "гримёрство", "МВ"