eksha
..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Второй день после дрессировщика тараканов всегда, как правило, самый крепатурный - мозг тоже "все мы сделаны из мяса", я весь день на Елизарове и глухой злобности. Просто теперь понимаешь - злит всё, что не поддаётся контролю. А контролю не поддаётся многое живое вокруг.

Театр, когда возвращаешься из кинчика, ощетинивается поначалу.
На ощетинивание театра накладывается игнорирование моих просьб унылым карасём, и я опять выхожу из себя невозможностью достучаться до человека, дабы он сделал последнюю в нашем обоюдном общении вещь, которая мне сейчас крайне необходима для всяческих великих дел.
Я сама хожу скомканная, дикобразная, слишком сложная, блять. Понастроила иголочных барьеров и удивляюсь, чего это так холодно, а?
Невозможность улететь куда-нибудь хотя бы на пять дней - в этот раз действительно совсем одной, привести голову в порядок. Накидала сегодня "отпуск на вызывных" в сторону Ставропольщины, но получится ли - не факт, не факт..
Два оставшихся съёмочных дня тоже радости не добавляют.

..пожалуй, самое важное и прекрасное из нынешнего - это стоять в молчаливой сцепке, каждая секунда как час, почти одномоментно закольцовывать руки чуть сильнее, утыкаться носом в капюшон - и такое ошеломляющее спокойствие.

Самый тёмный час перед рассветом, как водится.

Пусть всё будет хорошо, ладно? Особенно послезавтра.

Кто упрямый светлоглазый боец? Я.

Полоса на горизонте, светлей скорее.