eksha
..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..тем временем мы заканчиваем курс по анатомии, крайнее занятие, но расходиться не хочется никому. Поэтому все восторженно галдят, когда нарисовываются плюс два занятия по женской натуре, я предвкушаю деньрожденьица в мастерской (чуечка в очередной раз не подвела, а желания всегда исполняются, только лапкой махни)
А на крыше Арт-музы, куда мы вылезли покурить, Александръ Сергеевичъ разглядывает внимательно моё щачлице и зовёт натурщицей на портрет. Такое, говорит, интересное лицо.
Инопланетянка.
Ага.

Конечно, кто откажется. Я не хочу терять связь с этим местом, мне там очень-очень, невероятно хорошо.

Если коротенько, что бы запомнить - мы гогочем в мастерской, устраиваем хоровод скульптур на поворотном круге и они плывут берёзкой, как зайчики, пока мы пишем видео. Потом, благодаря блаженному полувыходному, я провожу целые длинные полдня с Лёшей и Ирой - мы сидим за кофе и пиццей на Малой садовой среди лампочек и стекла, трещим обо всём, а потом сквозь толпу футбольных фанатов пробираемся в Спас-на-крови и долго ходим внутри, рассматривая мозаику, опять-таки не умолкая трещим обо всём и мне удивительно тепло. С одной стороны - ожившие, как в иллюстрированную книжку попал, бабушкины библейские рассказы на ночь в страшном скрипучем деревянном доме, а ты под одеялкой, прижался, в безопасности и в тепле, с другой - дичайший по количеству и качеству обмен информацией от совершенно разных, но внезапно как пазлы совпавших людей. У вас, говорят преподаватели Александры, самая дружная группа. Мы да. Как-то так зацепились, что ох.

..Оставшуюся половину дня я переезжаю в гамачную, обуючиваюсь, посреди обуючивания отвлекаюсь на составление сметы для кинчика (первый съёмочный, к слову, переносят на четыре дня вперёд, есть время выдохнуть и, может быть, даже на день-два сгонять к дружочкам в Москву), посреди действа соседушка задаёт мне вопрос, касаемый блядских толстяков, и пошло-поехало - я разговариваю о театре около часа, это преимущественно монолог и меня не заткнуть (Остапа несло). Иду продышаться и думаю - да ёбаный стыд, мне так тепло и вовлечённо, я готова с огромнейшей любовью пиздеть за тиятр часами.. и я собираюсь уходить через сезон? Как-то.. Посмотрим.

Если хотя бы раз в месяц будет случаться такой удивительно спокойно-радостный день, я буду самым счастливым человеком, ну.

Всё очень хорошо. Очень-очень.
Давно не было так.