eksha
..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..после третьей вылазки в город я злобно пиздела на инструктора (отчасти было за что, отчасти нет) и шла на вождение как на эшафот; на четвёртом занятии что-то незаметно, но существено поменялось - в машине стало дружелюбнее, туман в голове рассеялся, страх ушёл. На пятом вместо тридцати по полупустым улицам я езжу под шестьдесят по оживлённым в некоторой эйфории, потому что внезапно машина слушается, ого; на шестое приезжаю прямо с вокзала, после двух суток бесконечной разнообразной дороги, смеюсь - за два дня два поезда, четыре междугородних автобуса, много машин, и вот теперь вишенкой на тортике самое время без пауз и передышек продолжить дорогу самой.. заедем на заправку за кофе?

..После одного из #закустамисамолёт-походов с моим дружочком Сиром я приношу домой добытый в букинистическом потрёпаный немецкого происхождения анатомический атлас возрастом в сто пять годиков, ношусь с ним трепетно, глажу корешок, рассматриваю илюстрации, прекрасный какой, давно мечтала, никак не могла найти. Этим же днём (вечером) мы вылезаем на слоёную (в три ряда) крышу бездействующего завода, с трубами, краном и гудком - ходишь такой по пыльным чердакам, тёмным засрачным извилинам цехов и коридоров, распахиваешь очередную дверь, а там насколько хватает глаз - город в огнях, дымах, облачищах.. Этим же вечером Сир делится очередной проглоченной книгой, я вовлекаюсь в описание, начинаю читать и.. наутро на вождение, а буквы расстилают передо мной полотно автоаварий как смесь одержимости, извращённого оргазмического удовольствия от участия, наблюдения и представления, это очень вкусно, но с холодком по коже. Книиижечки. Книжечки, а не тесты по пдд, наконец.

Моя подруга Катя открыла волшебную космовыставку в Москве.
Моя подруга Свёкла сидит со мной на барном стуле за чаем и равнодушно невозмутимо с высоты наблюдает, как её почти трёхлетний сын наперегонки с более старшей, шустрой и опытной таксой ест с пола шоколадные шарики. Плевать, говорит, полы чистые, лишь бы Соню не разбудили. Соня крошечная, недавняя, и я охреневаю как так - вот ты дружишь с человеком всё детство и дальше, вот ты держишь связь в соцсетях, вот ты приезжаешь изредка в маленький подмосковный мирочек, а там уже два новых человека, и ты для них тётя Саша, как так.
Вот в вагоне московского метро продают саше с лавандой. Я без наушников, в книжице, поэтому слышу слова раньше, чем пространство заполняется запахами. "Лаванда всегда нужна, вещает тётенька-продавец: моль изгнать, нервы успокоить.." Ой, тётенька, как ты права. Рядом со мной будто бы опускается на сиденье Евч, моя лавандовая подруженька - бытующая сейчас в дагестанских краях на съёмках. Для которой я рисовала картинос про моль вместо бабочек в животе, когда влюбляешься в мудаков. По рассказам которой был сделан ещё комикс по подземном оформалинивании. Такие сказочки под землёй мегаполиса, ох.
Моя подруга Юля из Минска приезжает ко мне на несколько дней, с ней всегда невероятно легко. Обмениваемся баечками - я слушаю про длинное (в два месяца) машинное путешествие по Европе, смешнявочки, красивости, рассказываю про свои приключения; мы ходим смотреть на кибермодерн, на рыб, на публику в Утке из-за барной стойки.
Они все такие хорошие и очень разные - сказочницы и путешественницы, я каждый раз радуюсь, что повелители пазлов контачат нас между собой.

Ещё я проспала эгегей с Неуловимым Джо.

Ещё я продала берложеньку в подмосковиях и теперь немножечко в прострации от необходимости выбора скворечника здесь.

Ещё мне подтвердили февральские гастроли в Неаполь, после столиц, Калуг и Брянсков это очень, конечно, вкусно.

Всё неизменно божественно хорошо.