eksha
..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..На самом же деле, узнать своё Предназначение не очень сложно: если человек делает что-то просто так, не за деньги, и вообще никому это нахуй не нужно, то это означает, что вот это самое и есть его настоящее Предназначение. Другое дело, что есть такие люди, которые за просто так вообще ничего делать не станут - им, конечно, сложнее.

От других занятий выполнение Предназначения отличается тем, что награда за его исполнение никакая на Земле не положена, потом будет вознаграждение, после Смерти или вообще не будет, не главное это. Но чтобы исполнять Предназначение, человеку же надо что-то есть, жить как-то. Вот и занимается он разной скучной хуйней, за которую вознаграждение, наоборот, причитается прямо сейчас или, в крайнем случае, в понедельник. Но и это у человека получается плохо, потому что вот занимается человек скучной хуйнёй, занимается и вдруг чувствует, что пора исполнять Предназначение. В этом случае он обязан немедленно всё бросить, послать всех нахуй, отключить телефон и исполнять. Потому что это вообще единственная причина, почему он здесь находится, нет больше никаких других и не будет." (с) прекрасный Горчев
Это раз.

"Цианид и счастье" (с)
Это два.

Илья очень удачно забыл оптику - после столичной эгегеюшки с Денисом я засела за раскадровки, рисую как не в себя, хожу по уши в жучином своём. Отлично - после года вынашивания, выпестовывания и отдельных картинок.
Это три.

"Почему ты такой мокрый, Лоуренс? - Потому что я ходил по воде и провалился в эту воду!"
Это четыре.
Каждый раз, каждый, когда меня выбивает в тиятре что-нибудь и я хожу по синим нашим крадущим звуки коврам коридоров и серым каменным лестницам, аки по дну морскому, по макушечку в формалиновых водах - Неуловимый Джо появляется, как славный чёртик из табакерки. В ночи, на часик, перед его сложным днём с ранним подъёмом, а главное - я ни словом, как водится, чуечка вестимо; от этого так хорошо. Д - дистанция, но - одинаковый, например, птичий язык. Да бог с ними, с языками и разговорами, я моментально успокаиваюсь под рукой, сворачиваюсь клубком, прикрываю глаза, господи как просто и хорошо, как..
Просто и хорошо.

Зачастила с эпистолярщиной, но пишется-то в двух случаях - либо очень плохо, либо очень, по-настоящему невыносимо прекрасно. Мне невыносимо прекрасно, спасибо. Повелители пазлов, как всё вовремя всегда.

Сумбурные неувязочки, так-то пытаешься сам себе объяснить, что: всё, что я сейчас делаю, все, кого я сейчас трогаю, всё, что играет в моих наушниках и глядит на меня с выставок и музеюшек (бесчисленный ворох билетов с оторванными корешочками за два крайних месяца, а) - каждой отдельной нежностью и любовью сжимается в кольцо вокруг вытаскивания наружу той хуйни, за которую мне ничего не зачтётся, но которая просится показаться из головы.

Отчего-то это становится очень важным.

Всё хорошо.