URL
00:38 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Как-то структурировать всё.

..вчера.
Металлострой, дождь, заброшенный завод, пыльных цветов засрачина; щебёнка и лужи такие, что кажутся одним огромным озером с щебёночными крохотными островками. Одиннадцатый час смены, мы с ассистентом по детскому саду Настей вылезаем на улицу покурить, стоим под козырьком; темно, мокро, сигаретный дым красиво стелется в лучах испепеляторов. "Хочется материться или петь" - говорит Настя. "Можно объединить" - говорю я. "Ееееехай нахуй, наавсегдааа!" исполняется дуэтом, задорно, смена ненадолго перестаёт быть томной.

В лужу очень захотелось прыгнуть, как только мы вывалились из микрика в начале дня. С разбега и в самый центр, как в детстве, что б брызги во все стороны и вода в трусах - я, когда в стрессе (пусть даже в хорошем стрессе) всегда немножечко превращаюсь в маленького ребёнка. К середине смены почти тридцатилетний человек делает бумажный кораблик из кусочка сценария и, отойдя в стороночку от группы, пускает его плыть по ручью (..однажды когда я был маленьким мальчиком. Мой отец сделал мне из коры дерева маленький кораблик, и он приделал к нему бумажный парус. Это было так красиво, я был просто счастлив. Я побежал с этим корабликом к реке. И замирая от счастья, я опустил свой кораблик на воду. Я до сих пор помню каждую секунду того дня. Я помню, как я бежал счастливый по тропинке в лесу, как я хотел, быстрее оказаться у реки, и как я оказался у реки. И как я дрожащими от счастья руками опускал кораблик в воду.
Пауза.
ЕЛЕНА. Ну и что дальше, Роберт? Что стало с корабликом?
ЙОЗЕФ. Он уплыл.
ЕЛЕНА. Роберт?
МАРК (кричит на Сарру). Ну, что ты смотришь на меня как сумасшедшего?! Он уплыл, понимаешь, он уплыл! То, что есть у нас самого ценного, то, что есть у нас самого красивого, все это уходит от нас. Все это уплывает из наших рук. Я стоял там, у реки, и я умолял его вернуться, а он уплывал все дальше и дальше вниз по течению реки. А я стоял и рыдал. И я просил твоего Бога, Сарра, вернуть мне этот кораблик. Но река забрала его навсегда. Бог не в силах отменить течение реки. А если Бог не в силах отменить течение реки, то зачем мне такой Бог. Я хотел, чтобы этот корабль плавал по воде, но я не хотел, чтобы он уплыл от меня навсегда. И вот тогда я понял, что все, что плавает, все рано или поздно уплывет от тебя. И все что летает, все улетит от тебя. И все кто умеют ходить все, рано или поздно уйдут от тебя. И все кто тебя любит, рано или поздно разлюбят тебя. А мы, мы всегда остаемся на берегу. Мы всегда смотрим на то, как наша любовь и наше счастье уплывают от нас вниз по течению.
Пауза" (с)

Ночью, после всемспасибосменаокончена почти тридцатилетний человек таки разбегается, прыгает и оказывается ровно по центру Самой Огромной Лужищи. Стоит, курит дцать-какую-то сигарету, тащенную у водителя нашего балагана (вообще, когда не успеваешь купить сигарет на смену в засрачине, узнаёшь о никотиновых предпочтениях всей съёмочной группы) и вспоминает глубокозвёздный Торжок, когда так же стоял после смены на краю мира в адской темноте, таращился запрокинув голову в небо и ощущал, как через тебя единоразово проходит весь космос.

Приезжает на студию в полночь (карета превращается в тыкву), забирает из гримёрки своё двухколёсное дружище, впервые выведенное погулять в этом календарном году, и мчит невероятно счастливый по пустынной Шпалерной под адские стоны промокших тормозных колодок, на спущенном заднем колесе.

..сегодня.
Пасмурная погода превращается в дождь, дождь превращается в мокрый огромный снег. Я у плейбека читаю Воденникова с телефона, переполняюсь нежностью и изо всех сил люблю погодный пиздец - мне в нём на съёмках, как водится, особенно уютно. "Жиган, как там? - Драматичненько!" подсказывает группа вместо обычного "Симпатичненько!" Все мокрые, дождевичные, и к середине этого пиздеца меня, как демиург на спасительной махине, забирает с площадки в тиятр Андрей. Я выпутываюсь из утепления и рыболовных сапожищ, падаю в машину, трусь о щетину мокрой щекой.

Фунтище прекрасен, как никогда. Беготня под навязчиво-заводящую музыку, бесчисленное количество ступенек, косичек и паричков; я демонстрирую Андрею, как внезапно умею подтягиваться, повисая на засценных конструкциях светиков. Тащу на жёрдочку коллегу Свету, а с жёрдочки цирк, свет и пламенеющее шоу, разбавленное разноцветными огоньками и отблесками диско-шара по деревянным стенам театра-шкатулки. Чуть позже мы курим в пронзительно-прозрачных сумерках на крыльце служебного входа, контрастная музыке тишина и пение птиц, воздух такой уже..теплеющий, как зимой у входа в метро.

Шумной компанией едем после спектакля до Петроградочки, Рустамчик заполняет эфир, я подхватываюсь, все гогочут и эгегей. У подземки население задних сидений выносит, а на передних остаётся - наше радио и тишина, такая, для "своих". Кайфовая совершенно. Оооооо смотри-смотри, а там наши, они ещё снимают - радостно отвлекаю от дороги Андрея, показывая на караван у Горьковской и группу на мосту. "Хочешь выйти, доработать кино?" - "Язва. Не. Не хочу"
У Инженерного замка мы подпеваем радио "люби всех нас, господи, тихо. Люби всех нас, господи, громко", и это просто.. Это какая-то концентрированная, вселенская любовь ко всему.

Не может быть так хорошо. Не бывает.

Я каждый день вижу и трогаю человека, от которого мне затуманивает голову, что превращает меня в бессильную школьницу, и я радуюсь тому, что да, формалин внутри моей банки заменили на воду.
Я отвыкла от театральных, а они говорят, что скучают, подмечают моё долгое отсутствие, тискают и всячески нянчат.

"Не будет отпуска, говорю. В июне подготовка второго блока, в июле съёмки до сентября, в сентябре новый сезон. На свои анатомические курсы я успеваю как раз в мае июне, а вот права и обзаведение жилищем - не этим, кажется, летом. И уж тем более амстердам." - "Но ты же, как всегда, не жалуешься, а хвастаешься" - "Да!" И улыбаюсь, довольная, во весь рот.

Всё хорошо.

00:30 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..дрессировщику тараканов описываю, помимо менделеевской шахматной доски: "все более-менее близкие люди находятся в банках, и я тоже обитаю в банке. Мы можем общаться, контактировать, но соприкасаться - только стеклянным пузатым боком. Когда появляется "химия" и заинтересованность в человеке - в банку кладут кипятильник, включают в розетку. Если обоюдная - то в обе. Вода постепенно греется. Как в детской игре - теплее, ещё теплее. Горячо. Обожжёшься! Вот на стадии "горячо" мне уже дискомфортно находиться, стекло истончается. А если нагреть воду слишком быстро, стекло от перепада температур лопнет, остаёшься как дурак обезвоженный и беззащитный." - "М! - улыбается аналитик. Вода? Вода, а не формалин в Вашей банке? Это хорошо, вода - это среда обитания живых организмов." Так и живём.

..я нонче на том балансе, который хочется протянуть долго. Все мои излюбленные занятия больше не суррогат, вся моя съёмочная площадка - ласковый кислород, а тиятр так и вообще выходит за пределы тиятра, как там - каждый миллиметр завоёвывается годами? Это вот всё. Моя банка жмётся к другому стеклянному боку - тёплому, нагреваемому медленно-медленно, моя автономность пока не нарушена, целостность границ соблюдена. Мне хорошо.

Тащем-то тут должны быть развёрнутые зарисовки о том, как я прихожу пешочком с площадки на выборгской стороне в кмт, достаю спартанский сухпаёк в контейнере и, орудуя ложкой, слушаю, как моя новенькая коллега по гримцеху ездила хоронить бабушку, будучи на больничном. Со стороны это, наверное, верх цинизма - две гогочущие тётки, смеющиеся до слёз, и рассказчик, и слушатель. Слушатель, помимо прочего, ещё и с "попкорном". Рассказчик, помимо прочего, не чёрствый сухарь, равнодушный к родственникам, просто.. стопроцентное попадание, птичий язык и комфортное нахождение в тишине с человеком с первых дней знакомства - что величайшая редкость. Поэтому она рассказывает о грустном мрачном необратимом - и смеётся. И я. И как-то очень правильно и хорошо.

..о том, как второй реж задумчиво говорит: "четвёртого одевайтесь во всё самое хуёвое, что не жалко выбросить - будем жечь покрышки. Гм, как бы это в рацию покорректнее объявить?" П - предвкушение самой хуёво выглядящей съемочной группы. Сфотографироваться коллективненько и выставить рядом с восьмимартовским групповым парадным прекрасным - "у нас было", это вот всё.

..о том, как театральные-киношные трепетно любят мои картинки и тексты, говорят об этом вслух, и крошечные муравьишечки разбегаются по спине и затылку. Всё не зря, а.

..о том, как у меня проебол очередного летнего отпуска, потому что ещё не успеет закончиться театральный сезон, а у меня почти внахлёст начнутся съёмки второго блока нашего сериальца. П - пазлообразность.

Это всё, как водится, о любви.

Перенасыщенность событиями, всего не облечь в буквы, но пунктирные линии хотя бы провести - да.

Всё хорошо.

@темы: "тиятр", "киношенька"

22:46 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Если нарисовать шахматное побоище на таблице Менделеева и обмотать всё каблищем, то это про мою съёмочную площадку на текущем проекте.

Рисовать некогда, потому что жить некогда, но счастлива я - безмерно.

Всё хорошо.

@темы: "киношенька"

00:44 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..Регина и Саша, делайте рогатку на силе, а остальные - с прыжка"
Я всегда удивляюсь, как оно работает всё. Как, когда я начинала заниматься у Киборга Курочкиной, рогатка на силе была чем-то для небожителей. Обычная-то напрыгивалась долго-долго, несколько занятий подряд, а сейчас я просто запрокидываю голову назад, морщу пресс, переворачиваюсь - и уже да. Я могу больше, чем могла раньше - это ли не лучшая мотивация для пилонного процесса.

Пишу себя на видео на свободных тренировках, что бы контролировать успехи и косяки; на прошлой неделе с помощью дистанционной поддержки подруженьки сделала столько новых трюков, что монтировала крошечный ролик для инсты два дня) Тэг #раскорякадэнс, впрочем, самый подходящий - это действительно голая силовая акробатика без всякой грации и пластики, танцами на пилоне это пока не назвать. Пока. Потом всё будет, геометрическая прогрессия налицо - ещё один получившийся трюк готовит базу для следующих нескольких. Я на спартанском режиме и при сохранении пропорций всё чётче вижу рельеф, всё твёрже наощупь и всё счастливее от восприятия себя такой, какой мне в себе максимально комфортно. Болтаюсь вниз головой с упором на руки, смотрю на вздувшиеся тыльноладонные венки, любуюсь ими, люблю их, как и шершавости и синяки.

Я так много говорю про возделывание и принятие внешности, про любовь к себе и окружающему пространству, потому что по запчастям собрала себя наконец после осеннего пиздеца, мне это важно. Из полного днища, которое загнали в угол - в живую и настоящую.

..внезапно обнаруженным умением подтянуть свою тушку на руках, что казалось совершенно невозможным ранее, я хвастаюсь всем, включая дресировщика тараканов. На свободной тренировке вышла сегоднячки в супермена - элемент, не дававшийся мне два года моих прерывистых занятий. Я научилась делать красивые облёты без страха улететь в зеркало. Я села шить бельище с насекомыми наконец. Тряпочки фактурные, полупрозрачные, как крылышки стрекозы, контраст с грубой тупейной лентой и шерстяными нитками для вышивки - оох. Всё наконец начинает сходиться.

..режиссёр Оля сидит у нас на гриме, потому что снимается в эпизоде. Моя Брецкая говорит: "Ты не красишься совсем, почему? Я вот с утра встаю, иду в душ, укладываю волосы, крашу глаза.." "Ты настоящая женщина, Таня, и это здорово. А я нет. Я могу позволить себе быть любой, потому что знаю, кто я, и всё уже себе доказала"
Я в процессе доказывания - себе самой, не другим, но так же позволяю себе быть любой, и это прекрасно. Внутри какие-то очень тонкие настройки сейчас, ювелирные процессы, локаторы срабатывают, как надо.

Всё хорошо.

@темы: "пилон", "дрессировка тараканов"

22:49 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Нонче в игровой квартире напала на турник и.. подтянулась! Два раза подряд, а потом ещё несколько подходов по два (демонстрировала всей группе по очереди, канэшн - моё довольное щачло сияло так, что затмевало флохи) Знатненько охерела, потому что ещё пару месяцев назад это казалось совершенно недостижимым делом, я даже на миллиметр себя поднять не могла. Ходила по площадке героем-киборгом, ну. На очереди из "невыполнимого" - продольники правый и левый (на поперечку не надеюсь, а эти шпагаты, как выяснилось, можно дотянуть даже с моей невыворотностью) и стоечки на руках.
Невероятно окрыляет ощущать себя сильной и владеющей своей тушкой.
Пилончик one love, чо.

Завтра экватор. Не хочу, что бы проект кончался.

Всё хорошо.

00:19 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
..дрессировщику тараканов я с нажимом говорю о том, что если вдруг - то вполне смогу жить одна. Без близких людей, с "поверхностным" окружением, что никогда никого не пытаюсь удерживать, если понимаю, что всё. Что действительно всё. Что люди для меня - калейдоскоп, и я всегда смиряюсь с их уходом, как до этого - удивляюсь их появлению, через внутреннее сопротивление открывая доступ в ближний круг. Но - "пускаешь человека в своё море, а он не умеет плавать" Или водица у моря отравленная. Или всё вместе разом. Нефтяные пятна видны невооружённым глазом, но они такие радужные, так переливаются на солнце, что ну грех не нырнуть! Кто поумнее - те смотрят с берега, и это они молодцы.

..и множество букв, образующих занудное самокопание

02:43 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Ночные смены, смены с уходом в ночь, дни с переработкой и тёмными сценами - уютнейшее, что может быть на площадке. Центр города, начало одиннадцатого. Я выпадаю из парадной, в которой мы четыре дня подряд ютились всем кинотабором на клаустрофобной пыльной квартире, и иду вдоль кабла, мимо тарахтящей светобазы, в снегу и по снегу в вязаных тапочках, держа ботинки в руках, в гримваген. На одном плече рюкзак, на другом - площадная сумка с гримёрным барахлом, в кармане куртки истрепавшиеся вызывные, термокружка и склад ложечек от кофе разнообразных форм и размеров. Всем спасибо, смена окончена.

..термокружка Агаткина, дома её ждёт брат-близнец, разлучать нельзя категорически (затоскуют), поэтому каждый крайний день на любом из объектов заканчивается одинаково: Шурочка в полной уличной экипировке снуёт по площадке, мешая собираться дружественным цехам, запинается о систенды, перепрыгивает сумки с реквизитом, суёт нос в каждый угол, находит искомое с холодным вчерашним содержимым, кидает в рюкзак, везёт бурду домой и забывает о ней до следующей смены. Её величество Термокружка - первоочерёдное, к чему я максимально ответственно отношусь на этой работе.

..кофе - основное топливо, потому что спать хочется ВСЕГДА. Кофе с чайного стола - низкопробный дизель, при возможности группа ищет и находит заправки с бензином классом повыше. Расхаживаем весь день довольные, отведя вбок мизинчик, с бумажными стаканчиками и присыпанными корицей листиками на пенке, а ближе к вечеру высыпаем молочную ледяную крошку (полученную путём бития тары о твёрдое) в растворимый нескафе, потому что чайный стол на улице и жидкости взмЭрзли, кофейни уже закрылись, а крайний час смены надо как-то пережить. Это всё про любовь, если что - я пишу и улыбаюсь теплейшей из всех улыбок.

..режиссёр Оля говорит: я второй день в пижаме, потому что больше не могу; кстати, где моя корона? Реквизиторы углубляются в баулы, выуживают жёлто-охристый пластмассовый дуршлаг, протягивают всемогущему режу. Всемогущий реж сидит у плейбека с дырявой короной на голове, на пижамном рукаве - слоник с хоботом, в руке вместо скипетра - рация.
..второй режиссёр Катя строгим зычным командным пронзительным оглашает площадку: "тишинаааа! репетиция!" - и через полминуты на том же уровне шума фыркает и до слёз смеётся над инста-артом светика Ильи: "паровоз огурец - вместо тысячи слов", "как хранить приборы на кухне" и прочее для кинопросвещённых невозможно прекрасное.
..милейшая юная ассистент по актёрам Настя научила виртуозно материться матёрую, тавтологичненько, закалённую киношеньками реквизитора Ларису. Настя на площадке максимально вежлива и корректна - по должности положено, Лариса же теперь отрывается за двоих.
..художник Витя обладает редчайшим даром вставать у плейбека так, что бы загородить обзор хотя бы одному человеку. А лучше двум. Вопль "Вииитя, не стеклянный!" заставляет насторожиться, потому что вот сейчас Витя подвинется и закроет обзор телевизера кому-нибудь другому. Возможно, тебе.

Я хочу запомнить всё до мелочей, мне невозможно хорошо.

Комната с плейбеком маленькая и завалена барахлишком всех цехов, потому что остальная часть квартиры - в кадре. И даже часть плейбечной комнаты тоже в кадре, поэтому группа сидит друг у друга на головах, жмётся друг к другу. Свет выключен, только монитор и прибор с тусклым холодным свечением. Час переработки подходит к концу, "я не знаю, как вы это снимете до десяти, но в десять нам надо закончить"

Тиснула с полки стопку игровых чужих фотографий, возрастом старше меня. Перебираю, читаю подписи от руки на обороте. В голове белый шум, а старые предметы дают энергию и помогают выдернуться из глубокого кинодзена на средний и сосредоточиться.
"Жизнь это счасть . Счастье это работа"

Всё хорошо.

@темы: "киношенька"

12:23 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
03:02 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
00:19 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..поделишься сигаретой? ай, сумасшедший! (кинематографичненько и не раздумывая сломавший пополам и протянувший половину мне), к концу смены ты будешь жалеть о своём опрометчивом поступке! - ну, буду. держи целую."

"..хочешь привязать меня к плейбеку? (уворачиваясь от длинного шнура от астры к чему-то там) - хочу привязать тебя к себе"

* * *

У нас офисные будни с этого понедельника по эту пятницу, рассвет в актёрской, закат в гримкостюмном царстве, панорамный вид на весь город. После засрачин чердаков подвалов канонерского острова с Мудьюгом, действующей больницы (холодок по спине от лицезрения через стекло всамделишной операционной - залитой солнцем через огромные окна и запахом медикаментов) и самого настоящего морга (в котором я ходила жевала свои спартанские сухпайки, а группа пила кофе у плейбека, ставя стаканчики на криповатые каталки и опираясь спиной о внушительную дверь холодильной камеры, циничные киношники), после этого всего группе неприлично хорошо, пусть и немножко нервно.
.."сегодня мне приснился сон с генеральным.. ну, даже не эротический, а такое жёсткое порево." "..саш, а сделай из меня завтра бабку, я даже пораньше на смену приду, надо же как-то взбодрить группу - окей, в семь сорок пять подойдёт?" "..у тебя типичное ретро-лицо. таня, а я кто? - ты фламандская дева, а ты персия, а ты немецкая фрау.. ну, сашка стопроцентная готика - а давайте оденемся на шапку согласно типажам?"
Я так люблю это всё. Я не знаю, как переживать эмоциональный шквал от нервных смешков до глубочайшего единения. Я.. не знаю.

* * *

Важное в человеке - внутренняя серьёзность при внешнем балагурстве, глаза и голос. Всё остальное второстепенно.

* * *

Всё хорошо. Безусловно и беспричинно.
Киномонастырский устав, ебучий магнит - и я да.
Обниму тебя и домой пойду.

Всё хорошо.

@темы: "киношенька"

15:02 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Тиятр такой "разметай меня вдоль дороги", а в кинчик приходишь и чувствуешь - я на своём месте. Всю неделю у нас офис с панорамными окнами, красивущими рассветами и качелями, можно ходить на работу в платьях и быть белым человеком.

Не знаю, может, пора уходить из тиятра, раз место, в котором мне было когда-то безусловно комфортно, вызывает такой раздрай? От киношеньки меня просто заливает любовью - такой, что её излишки снимаешь залом и рисовачем; в тиятре температурю, теряю голос и приобретаю беспричинную, но навязчивую тревожность. Дотяну до конца сезона и пойму, хочу ли я в следующий, может всё и поменяется, но.. но.

Чуечка опять подсказывает времена глобальных перемен.

Такое.

18:15 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..где ещё можем встретиться, кроме как в морге в девять утра в субботу?"
Я вижу Настеньку Хартонен, бывшего нашего второго режа с мв, протискиваюсь через плейбек обниматься, расспрашиваю, для какого проекта их группа смотрит объект и кто снимает. Кто снимает? Дэн.

Денис в городе. Красная ниточка внутри завязывается в узелочек, ёбаный уроборос, увязывающий события, стягивающий межрёберье, созидающее и разрушительное одновременно. Блядский гон, начало, метаться по пространству как по фланелевой клетке, как по мягонькой палате для особенно буйных. Непростая будет весна.

Денис в городе, и город оживает и пульсирует, и я не понимаю, зачем это происходит, кто и за что так со мной, и совершенно точно скоро начнётся следующее: моя пиротехническая команда зазовёт на общую встречу, я потрогаю чешую и жабры, и меня либо отпустит, либо завернёт в воронку по-новой, потому что есть люди промежуточные, которые появляются и исчезают, как миражики, а есть - которые всегда живут внутри тебя, просто время от времени уходят на дно. Купируются медикаментами, заслоняются новыми привязанностями, но - всегда с тобой, фоново. Химиотерапия кончается и бракованные клетки вновь начинают делиться с космическими скоростями.

Я не знаю, хорошо это или плохо. "..расстояние лучший врач, расставание больше встреч." Что-то враз поменялось, как менялась я сама в течении этого непростого года, что мы не виделись. Встреча непременно случится, а как ещё, просто я теперь ещё сильнее (как же не люблю это слово), ещё смиренней и самодостаточней, а ещё и с проводником тараканьих троп. Как минимум, с утроенным упоением начну опять рисовать (хотя зачем это всё)

Мне.. странно. Не могу держать внутри, а следующая дрессировка тараканов ещё нескоро. Просто в сравнении с - все остальные меркнут. Я могу сколь угодно обниматься с парнями из группы и спать у них на плече у плейбека, дёргать видика Диму за косички на шапке, флиртовать с театральным детсадом, знакомиться с новыми людьми, поддаваться на подобие отношений, быть ебучим магнитом для довольно внушительного количества людей, но в аквариуме всплеск хвоста после доооолгой тишины - и я всё. Может быть, потому, что за киношно-театральную бытность сама взрастила в себе такое же - этот магнетизм, когда к тебе тянутся многие, ты этим многим искренне потакаешь и даже провоцируешь, но в глубине-то постоянно хочешь сбежать от всех и остаться только с собой. Поэтому каменный цветок не поддаётся.

Влили, в общем, обновлённый физраствор. Мне так упоительно хорошо. Я так животно, оказывается, скучала. Моя сокрушительная беспомощность. Мои детские скелетированные картинки, формалиновые истории.

Что-то будет..

Всё хорошо. Но трепетно и тревожно.

"..Так женщина говорит мужчине (который ее разворошил, подмял под себя, разломил, как курицу, а потом отпустил, обмяк, лежит прохладный и потный, хочет пить, тяжело дышит):

— Бедный мой мальчик.

И гладит по волосам.

А ведь — действительно «бедный».

Потому что она знает (а кому еще знать это, как ни ей), что ее мужчина не готов умирать.

Что сражаться готов, а умирать — нет. Что смерть для мужчины противоестественна. Что ему там просто не за что уцепиться.

(Сколько мальчишек в детстве погибло, упало с какой-нибудь крыши, соскользнуло под поезд, сгорело в домах, утонуло — только потому, что они искренне считали, что с рожденья бессмертны. Неповзрослевшие женщины так не думают, они осторожней.)

.. Мужчина лежит лицом вниз, хочет пить, в туалет, вообще встать — и его охватывает печаль. Он тоже знает, что не умеет умирать, но знает, что умирать придется как раз ему.

«Сначала женщины, старики и дети». Он не старик, не женщина и не ребенок. Их выведут всех, а его оставят. Он сам останется. Он тот, кого спасают последним. Или он последний из тех, кого он сам спасает. Разница невелика.

Поэтому он не встает, не идет в туалет, а лежит под рукой женщины и думает, что он кутенок.

— Бедный мой мальчик! — говорю я своей собаке, которая ни разу не мальчик, потому что сука и у нее течка (я уж сбился со счета, какая). — Глупая моя кошка.



∗∗∗
Так что — если есть еще — самая большая нежность, которую может сделать женщина (да и любой человек) для своего мужчины, то это — оговориться в постели. Перепутать слова.

Женщина гладит по голове своего мужчину (после всего) — и вдруг говорит: «Ты моя любимая девочка».

У мужчины, наверное, сильно напрягаются плечи.

«Ты что — спятила?» — скажет тот, кто хочет себя защитить. (Тогда женщина скажет: «Я так к тебе не отношусь. Ты не думай!»)

Тот, кому все равно, сделает вид, что не расслышал.

А честный поймет, что все это — правда.

Потому что это слово с мягким «д», смешным «ва» (если по транскрипции) и совершенно нелепым «чк» — самое нежное. Последнее из возможных...



∗∗∗
Поэтому теперь — в коридоре — обращаясь к нам всем, как к мальчику, девочке и собачке, через головы всех, кого я любил, через все наши смерти (мелкие, крупные, промежуточные и через ту окончательную, когда сначала ты, а потом я, и, возможно, когда ты, я даже не сразу узнаю) — ты протягиваешь ко мне руку, гладишь меня по затылку и говоришь:

— Смерти нет. Смерти нет. Смерти нет.

— Смерти, конечно, нет, — отвечаю я, — но когда мы, наконец, отлепимся друг от друга, мы — непременно помрем.



∗∗∗
Когда через неделю я опять увижу тебя, я скажу тебе «здравствуй». (с)

@темы: "карасиная тоска"

23:49 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..Лезут холодные
Скользкие щупальца в мир одиночества
Калечат и ранят, и сердце сжимают вежливой ложью
Но мы же не станем холодными, скользкими тоже.." (с)

раз
два

23:34 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"..а расскажи мне эту свою историю с пальцем от начала и до конца? Или сразу середину, потому что как раз начало и конец я уже слышала" - "Ну как было.. готовили объект, полез я снимать жалюзи и срезать дюбеля.."
Разговоры у плейбека, второй съёмочный, мне безусловно зефирненько хорошо.

Если бы обзавелась двойником и смотрела на себя нынешнюю со стороны - недовольно качала бы головой, потому что всегда слегка завидовала вот таким девочкам, какой сейчас являюсь сама. Синдром "своей в доску дворовой принцессы", когда вся группа, все цеха по любому поводу "Саша, можно! Тебе можно всё." (и Саша ставит стаканчик с недопитой водой в треногу от камеры О_о, там же такая удобная дырка; резервирует исходящий яблочный реквизит; стреляет у парней куртки "на покурить на улице", а в куртках - сигареты и зажигалки; кофе и кипяток наливаются сами по себе, стоит поставить термик на чайный стол и на секундочку отвлечься; забытая на плейбеке зарядка от тлфн спускается с пятого этажа без лифта, перекинутая через стойку светиков; можно бесконечно перечислять, и это всего только три съёмочных дня) Как когда-то на МВ Дэн: "..это кто такой вредитель пиздит у плейбека!? А, Сашенька? Продолжай, тебе можно" Такое, и я не всегда понимаю, откуда и за что это всё. Испытываю теплейшую благодарность к моей свето-видео-инженерной команде. Обнимаюсь со всеми по сто раз на дню, тискаю всех, прекрасные. Почти все - свои, старенькие, новых лиц по пальцам пересчитать.

Третий съёмочный. Утро неизменно начинается с пересечения глубоокеанной моей аллеи Таврика под ФёдороваВолкова (пойдёшь дорогой в никуда - прозрачным станешь, как вода), кофе, который за минуту выпивается - по глоточку - встреченными во дворике Панорамы, а я припасаю самый последний для погружения в гримкостюмный микрик и маленького путешествия до площадки по ледяным застекленевшим утренним улицам. Забираюсь на три задних сиденья, аки царь, вальяжно вытягиваю ноги, кладу кофичьку на коленки и наблюдаю за дорогой, как котик. Среди кофров, баульчиков и коробок, цыганщина и война. Вчера проезжали бдтшеньку - вспомнила, что премьерятся блядские толстяки, подумала-подумала и показала тиятру язык. Никаких всратых выпусков до начала мая, кинчик даёт мне возможность дышать и тишайше радоваться каждой минуте на площадке и вовне.

Правда, нашу атмосферу у плейбека невозможно передать и повторить где-то ещё - это маленькая камерная, почти семейная группа, где все друг друга знают как облупленные, где после полугодичных перерывов возобновляются неоконченные на предыдущем проекте разговоры, где друг за другом договаривают шуточки, ну. Обитая в основном среди парней, моментально перенимаешь у них походку вразвалочку, небрежность жестов, стоишь в кружочке у светобазы куришь (разве что не поплёвываешь), слушаешь про тейп-арт и гипотетический выпуск площадного журнала "Мурдил" (помесь Крокодила и Мурзилки) с "цитатами от Олежи. Поставить камеру на кран-стрелку = нахлобучить камерун!", это вот всё. Такой мощный фильтр от всей театральной дряни, запуск всех систем и резервов.

Сегодня сбегала на Шишеечек, анабиозно проваливалась в сон под "Нiченьку", пришла на кмт и затемпературила страшно - такая соматика, на площадке не болею, хотя уже снимали вечернюю натуру на набережечке, например. Ползу из последних сил домой после спектакля, захожу за мышиными подношениями и встречаю в магазине новенького юношу из киношеньки. Ты, говорю, тут где-то живёшь? - Не совсем, рядом моя мастерская. А что мастеришь? Рисую. О, и я немношк балуюсь! Меняемся, в общем, позывными в соцсетях, я силюсь напрячь память рыбки и запомнить, кассир смотрит на нас, улыбается, протягивает ручку и чек со словами "Пишите! Вдруг это судьба! - Ага, говорю, судьба. Сведёт нас завтра на площадке ни свет ни заря" Циничная Саша, но как я люблю эти случайности и замесы.

Дома Агата ждёт меня со спартанскими сырниками из черёмухи ( Саша, ты извращенка. Хотя, в принципе, вкусно), рассказывает немножечко историй, Мистер Грей выглядывает усом из пластмассовых жилищ и меня накрывает необьятной любовью к происходящему. Как всё вовремя, стоило выдернуться из тиятра, что бы в полной мере ощущать себя живой. Завтра сложная смена, а послезавтра выходной, который расписан по минутам пилоном, прогулками, ещё раз пилоном, дрессировщиком тараканов и прочими приятными вещами. Я делаю у плейбека наброски, читаю книженьки, отжимаю стулья. Выжимаю максимум из кино.

Всё хорошо.
Очень :)

@темы: "тиятр", "киношенька"

00:06 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
"Блядская беспомощность"
"Сёстры" теперь всегда такие - перед ними ходишь беспричинно тревожный, после - выпотрошенный. Продолжая при этом нежно щемяще любить спектакль, что самое-то мучительное. Московская подруженька Вероника выходит из зала с потерянной улыбочкой, обнимает меня и начинает плакать. Я теперь, говорю, с началом этого сезона тоже вечно чуть-чуть реву на трёх моментах трансляции - "сначала он мне казался странным", "когда придёт Вершинин - скажите мне" и "я не пил сегодня кофе - велите, что б мне сварили." В дом не пойду, не могу туда ходить.
Андрей высаживает нас у Московского вокзала, я иду за поездом, пока не кончается платформа, по-военному разворачиваюсь на стовосемьдесят и домой тащусь под песенки Третьякова, спасительные штучки для заполнения пустоты, пара дней без наушников как ампутация всех эмоциональных фонов одновременно.

..двое суток назад я покупаю билеты, пока дружочек мой в сорок минут укладывает рюкзак и мчит на вокзал во временной впритык, я скрещиваю пальцы и восторженно радуюсь, получив сообщение "я в поезде". Утром подхватываю тело, веду домой, везу плескаться, концертиться, "соляриться". Отвлеку, надеялась, от всех её насущных московских тяженьких дел, переключу, эгегей, побуду плечом для плаканья и девочкой для биться, сдюжу. Вдруг ей поможет - и помогает, но одномоментно так дестабилизирует меня саму, что я осознаю: слаба ещё, что бы бодрить подруженек. Весь ресурс уходит исключительно на самообеспечение, поддерживать других без ущерба для себя пока сложно, а концентрация внимания на человеке колоссальная. "Как быстрее всего опустошить ванную? - Нуу, я возьму ковшик, он больше этих ложки и вилки. Теперь-то Вы выпишите меня, доктор? - Простите, не могу. Нужно было просто вынуть пробку.."

После концерта в Петрекирхе (волшебный, заполняющий орган и переливчатая волынка, англия, ренессанс) я стою одна на дне давно осушенного бассейна, вдвое выше меня самой, и говорю телефону: "Александр! Простите, я шляпа, я забыла, что сегодня суббота, мне дико неловко, мы можем встретиться в понеднльник?" Проебала психотерапевта - действительно запуталась в числах и днях недели, плаваю в безвременьи, аа. Флешбек на флешбеке - два лета назад здесь говорили на смеси русского, английского и немецкого, снимая кино, на кафеле стояли камеры и приборы, я наслушалась множество разных версий истории кирхи от сотрудников немецкой общины, органчик тогда был маленький (теперь вырос), а когда съёмочная группа вставала в очередь за кинокормом и локация пустела, можно было лечь на пол и представлять, почти физически ощущая -
как проступает влага сквозь облицовку, как заполняет собой все четыре метра глубины мееедленно, до краёв. Я мастер самовнушительных триллеров, и я боюсь пустых бассейнов за их противоестественную сухость и заполненную воздухом глубину. Нет ничего вкуснее, чем оживлять страх, поэтому на моих рисунках стены парадных прорастают сеткой вен, отслаивающихся и липнущих к идущему по лестнице человеку, как присоски; баночки с формальдегином красят в охристо-жёлтый разрез головы с жуками из черепной коробки; чёрное отравленное разливается по банкам из щиколоток, спин и затылка моего обнажённого автопортретца (а Денис едет-едет сквозь снежную равнину, гладить чешую, трогать пальцами жабры, перебирать щёкотно), моль ест мягкие слизистые, шурочка упоительно медленно, но с трепетом рисует на плашечке первый кривой тревожный мультфильм.

После двух суток напряжённого внимания и одновременно выстраивания самозащитного блока с человеком, проблемы которого мне, увы или к счастью, не близки, потому что в своё время я разделалась с подобными вещами решительно, быстро и по-живому, возвращаться домой в одиночестве особенно сладенько. Потому что Агата заваривает чай, приглушает свет, выпроваживает карася, а фоном - комитет охраны тепла, поднимающий на ассоциациях воспоминания очень далёкого прошлого; времён, когда я даже ещё не переезжала в Петербург, а только заигрывала с ним; времён, когда я жила у мимолётнознакомого художника, который однажды предложил выбрать из множества его работ одну "свою" - картинку я, при тогдашних бесконечных перемещениях, быстро потеряла, но содержимое помню до мелочей: два злющих, обиженых, нахмуренных профиля, объединённых в сердечко. Запрограммировала себя на годы вперёд - всё так, всё так.. Выросла и посредством боёв с собой перепрограммируюсь обратно, и чёрт возьми, как это тяжело, а.

Ощущение разрушения и приобретаемости себя одновременно. В линчевской комнате звучит постепенно всё больше имён. Меня так же парализует от неожиданных откровений, белый шум в голове, молочный туман. Блоки, которые я себе понаставила во всяческих местах - и оправданно, и для перестраховки, снимаются с такой болью, будто без анестезии отщипываются куски мяса. Я возвращаюсь от дрессировщика тараканов совершенно подавленной, выскобленной кюреткой, много думаю. Потом приходят облегчение и заполнение пустот более качественным материалом, через день-два - но эти день-два ходишь, как студень на ножках. Без личности, без определённости, однакожь я ощущаю результат и хочу продолжать эту войну. Самый страшный вопрос: "кто я." Препарация. Потрошь.

..Московская подруженька (уже из недр столиц) присылает рисунок с подписью "сначала хочу Вам кое-что показать! Тысячу лет этого не делала." Рисунок говорящий, а не просто технически сделанный, и я понимаю - работает. Начать рисовать после дооолгого перерыва, будучи забитой рутиной, постылой работой, цикличностью переживаний дорогого стоит. Всё не зря.

Всё трудно, очень трудно сейчас. Но - хорошо.

01:27 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Я как человек, выживший после кораблекрушения, ей-богу, ну.
Знала, что время разделится на до гастроленек и после - и не ошиблась)
Состояние непрошибаемых покоя и радости, которые хочется консервировать. Абсолютной, ни от кого не зависимой наполненности, детского восторга от любых мелочей.

От того, что договариваемся с Брецкой, во сколько мы завтра на работу, и я пишу - а пойдём перед студией в Сокос плавать, и Брецкая - а пойдём!

От того, что в магазине у дома поверх моих спартанского режима кефирчиков и овощиц ложится усатый Чапай для Агаты, а поверх него - Самое Вкусное мороженое, и все эти драгоценности укладываются в холодильник особой композицией "порадуй и рассмеши приползшее из мастерской в ночи", и мне хорошо.

От того, что спартанский режим с достоинством выдержан полностью, я мышечная, твёрдая и ещё раз доказавшая себе, что могу. Никогда не устающая доказывать себе свою всемогущесть, волю и фениксовское упорство реанимаций.

От того, что головой я уже полностью в кино, а в тиятр прихожу в гости. На "пять минут" - и задерживаюсь на часы, потому что надо всех оббежать, со всеми потрепаться, всех потискать, всем улыбнуться, театральная ртуть, "ты чего такая довольная и загадочная? - ну.. я мало сплю."

От того, что тиятр отвоёван.

От того, что дома хорошо.

От того, что съёмки близко.

От того, что всё вокруг меня любит, и всё вокруг я люблю. Сладенько штормит.

Пусть всё останется так надолго, ладно?

01:41 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..


Толечка Петров сегодня на "Калеке": "..а ты видела фотографии с "Маски" на фейсбуке? Фотограф точно в тебя влюбился!"
Не знаю уж, как фотограф, но я моментально по самую макушечку втрескалась в то, что он наснял. Это вот, значит, умученное, три часа вторые сутки проспавшее существо, которому все два спектакля хотелось то ли спрятаться, то ли сбежать, то ли отгородиться наушниками и не снимать их до поклонов - оно, оказывается, при "детском садике" бодрится, улыбается и генерирует свет так, будто и нет совсем никакой пустоты, психотерапии, прокастинации и прочего пиздеца.
Впрочем, после гастроленек они и исчезли (на?)совсем, любовь к работе и деятельности как таковой вернулась вместе с новой зарождающейся привязанностью, совершенно внезапной, откуда не ждали - тем и прекрасней. От всей этой кутерьмы - пробы спектакли первый съёмочный через неделю бесконечная нежнятина осторожное узнавание меня сладенько штормит, из эмоциональной ямы я выбралась, хотя бы это.
Всё хорошо.
Как минимум потому, что я такая счастливая здесь. Давно уже не.
+семь карточек с довольнымъ щачломъ

@темы: "чужое", "фото", "тиятр", "путешествие из Петербурга в Москву", "гримёрство", "гастроленьки"

02:40 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Всё такой перевёртыш.
Блядские гастроли - нудела я, чем ближе, тем унылее и интенсивней. Паниковала, когда поняла, что скорее всего не успею к аналитику накануне поездки, съела себя до нутра, таки сбежала от панорамовской массовки, выговорилась, получила поддержку, поспала три часа, села в сапсан и включила гастрольный режим.

..Москва - город изученный, "освоенный", прирученный. Поэтому вместо эгегея гостиничных номеров - дружественные кухни на разных концах города, неспешные разговоры заполночь, шутки-самосмеечки "для своих", волшебный бабушкинский парк как сказочная декорация, эффектные пролёты с горок с экстренным торможением у самого берега незастывающей с чёрной водицей реки, подутренние путешествия на такси через весь город, медитативность, одомашненность, внезапные розы от внезапного нового знакомца, гастроль белая с серым, запомню. Абстрагировалась от театральных дел по-максимуму, и всё удалось.

.."Что ты сейчас снимаешь, Андрей? - Нуу, пока лучшее, что я снял - однушка в центре! Продакшн заботится." Элинсончик три года не виданный, реж моего первого проекта в кино, всё такой же обаятельный медвежонок с шутеечками, которые помогали нам выжить на площадке в смены любой степени тяжести. "Сааааашка!" - тянет, улыбаясь; Илья не уточнял, кто именно присоединится к нему в этой спонтанной поездке, тем приятней реакция.
"А ты знаешь, что мы с тобой сняли полнометражный фильм, а не телемувик? Так и записали в реестр. Он даже по фестивалям покатался!" - "Да лааадно! Это я теперь могу говорить, что была художником по гриму на полном метре с Вдовиченковым в главной роли?" - "Ага, но тут важно не вдаваться в подробности!"

..зоологический в Москве прекрасный - есть целый зал исключительно со скелетцами (и немножечко формалина), всё лаконично, геометрично, застряла надолго. Запоминала глазами, раз уж не было возможности делать наброски, каждый изгиб, фактуру, хитросплетение (но память рук всё равно незаменимее и лучше) Влюбилась в один экземпляр, за уши не оттащить, возвращалась к витрине с ним снова и снова - два хамелеона в плоской банке лицом друг к другу, внахлёст. Пересечение треугольных мордочек, одна на другой, переплетение хвостов, лапы поджатые друг на друге, полуприкрытые глазки. Точь-в-точь как когда лежат после секса, закинув на мужчину ногу, голову, руку - что-нибудь одно, что б не терять тактильную связь. Остывающий холодно влажный расслабленный голый, уязвимый, одеяло на полу. Беспомощный - жуть, обоюдная беспомощность друг перед другом после этого вот всего - самая сближающая штука, по мне. Нашла, в общем, идеальную визуализацию "господи, помоги мне выжить среди этой смертной любви", не отлепиться совсем, еле ушла.

Суета в тиятре - общий холл, гомон, гоготание монтеров, разговоры о высоком философствующих рабочих сцены и массовочных солдат. "А у меня таниновое похмелье!" - сообщаю в кулисе пиротехнику, увешанному ружьями, с которым мы прошедшей ночью гоняли к Элинсону - "намешала, видишь ли, у Андрея с Алёной Палной зелёного чёрного и ромашку, голова тяжёлая, а ты как?"
С Тёмой, второклассником и дитём тиятра (вся семья на гастролях, оставить дома не с кем) носимся наперегонки по зрительской части, по дуге вдоль зала, вверх-вниз по лестнице через три ступеньки, немножко дерёмся, и напряжение от вынужденного нахождения в помещении с толпой народа моментально спадает.
На третий час работы я таки зверею от суеты и толпы и уползаю в наушники. Всё сразу становится нереальным, ненастоящим - общаюсь жестами, танцую под свои терменвоксы среди дурдома, упакованная в медицинскую маску с нарисованной Эдиковой рукой улыбкой, отлавливаю по закоулкам засценья мебельщиков, что бы дозалить их серым из аэрографа, после трёх часов сна на вторые сутки эгегея всё вокруг кажется перфомансом, происходящим напоказ, а не в закулисье, и Шурочка в отжатых шляпах Ангелов смерти, заляпанная серой краской, уставшая как чёрт от переизбытка событий с пульсацией в висках - один из многочисленных персонажей.

..сегодня у дрессировщика тараканов обсуждали - "нет мира кроме тех, к кому я привык". Я, говорю, заметила, что в Вашем кабинете за столько месяцев уже - никогда не произношу имён и названий. Ничьих, кроме Агаты. Как будто она - единственный реальный персонаж в моей жизни, а остальные настолько декорации, что я их обезличиваю. Я вообще, говорю, выстроила вокруг себя полосу препятствий. Самодур и балагур для всех окружающих, потому что кроме как фоном к своей жизни их и не воспринимаю, и в их присутствии делаю что хочу - фантомы, закроешь глаза - перестанут существовать. Стоит кому-то из этой безликой компании, привлечённому как раз моей манерой поведения отделиться, шагнуть на эту территорию - и флёр рушится. Я стараюсь сначала произвести впечатление, и от этого адски зажимаюсь, потом попросить поддержки, потому что зачем ещё друг другу нужны люди, и если стадии пройдены - эгегей-версия Шурочки возвращается обратно, но большая часть толпы отваливается именно на второй стадии, а это как раз самый важный переломный этап. "Волшебный спектакль, мерзотный спектакль, московская подруженька, бывший муж, неудавшийся товарищ.. как его, кстати, всё-таки зовут?" - и внутри себя я зажмуриваюсь, как перед прыжком в воду.

.."а ты в поезде? В каком вагоне? Приходи к нам, у меня тут свободное место! Рисуешь - бери с собой, продолжишь у меня!" - пишет в вк мебельщик Женя, с которым мы отплясываем в кулисе на Жолдаке, терапевтически обнимаемся и я да. Перемещаюсь, тихонечко рассказываю про текущее, про сюжет мультфильма, фон к которому изобретаю, ухожу с головой в музыку и вырисовывание мелких деталей, в какой-то момент выныриваю из наушников, а надо мной, как над очнувшимся во время операции - склонившиеся лица наших парней, собравшихся вокруг, переговаривающихся и наблюдающих за гипнопроцесом электрического рисовача. Я включаюсь в переговоры и в эпицентре этой движухи чувствую себя "принцессой нашего двора", каким-то ебучим магнитом, который одновременно и "свой братишечка", и "ты такая красивая.."

..а я в банке с формалином. Лицо - как у этих младенцев в кунсткамере. Вспухшие веки, несформировавшиеся линии, я наверное впервые за всю сознательную жизнь действительно любуюсь собой - тем, что я выковала из себя и тем, что наконец в себе приняла, и это эйфорические ощущения. Пилон, протас и ежедневные силовые тренировки с собственным весом за почти пять недель снова вернули меня в состояние твёрдого гибкого дерева, а когда я начинаю любить свою умученную трансформациями от тараканов в голове тушку, то это всё, спасайся кто может - тушка превращается в сильнейший инструмент для самовыражения, шурочка выходит из экрана с аниме-мультфильмом, хорошо хоть пик активности в этот раз случится на съёмочной площадке, а не в тиятре, площадка штука временная, там что угодно можно затеять без всяких отравляющих последствий.

..постфактум узнаю, что "свободное место" освободилось путём предварительного выпинывания соседствующего коллеги в другой вагон, и как-то.. страшно за свои текущие действия.

..делаю вдох и с открытыми, глядя аналитику в глаза, ныряю в банку с раствором - произношу имя. Оживляю в этой странной, в духе линчевских кинофильмов, комнате ещё одного, кроме Агаты, из мира необезличенных. Вынужденно, но мой дрессировщик тараканов знает, что делает - он помогает мне сняться, этот замес работает, я ему верю. Оживляю то, что давно пора залить формалином, поставить на дальнюю полку, закрыть дверцу, изолировать от света. Но в банке слабо плещется, и я осторожненько отхожу, отворачиваюсь и мчу со всех ног, как можно дальше.. хлопаю ладонью по стене полукруглого театрального коридора, "Тёма, я выиграла, теперь обратно!"

Такое.

23:11 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Илья, мой киношно-театральный пиротехник, между делом говорит, пока мы маемся в автобусе, везущем нас в московский временный скворечник - а Дэн скоро приедет в Питер снимать кино. И нутро полнится плеснувшимся тёплым, обжигающим - Дэн приедет! Я потрогаю чешую и жабры, господи божечки, воистину "наши встречи не бывают последними". Как глубоко не прячь привязанности, как ни равнодушничай, смирившись с отсутствием человека в твоём пространстве, по малейшему поводу всё расцветает обратно с такими скоростями..
Кто-то сверху нещадно балует и даёт по потребностям.

Первый всплеск безусловной сильнейшей любви за эти беспросветные месяцы. Как будто обрезали и склеили кусок засвеченной плёнки на монтаже, и всё встало на свои места, а.

Как я могу жаловаться на что-то иное после таких новостей?

03:44 

..я боюсь расстаться со своей тоской, я боюсь однажды изменить ей - но нелепо заключать себя в тиски и тонуть в железе мёртвых новостей..
Ну, такое.
Жри джумас, пасека, все дела.
Всё - безвкусное. Бесцветное, никакущее.

Я страшно боюсь этих состояний, но я внутри. Я каждый день жду, что вот-вот всё кончится, но это не кончается с начала октября. Формалиновый хуябрище бескрайний безграничный.

Завтра сорок восемь Денису, славный повод позвонить в его Минск и немножечко ожить от межголосья междугородного разговора.

"..Просто однажды все ушло и ничего не пришло взамен. Знаешь, такой распад начался. Персонажи, разговоры, планы на будущее, от которых реально в петлю хотелось… Страшно было не то, что вот ты сейчас умрешь без любви, а то, что ты проживёшь так долго-долго.."

Не знаю, до какой глубины может дойти ангедоническая апатия(вот и проверим), но а)мне не хочется вылезать из-под одеялки каждое утро; б)если бы я попробовала осуществить желаемое и зарыться в одеяльной норе на весь день, радости бы это не принесло; в)в данный момент любая деятельность, события, люди не приносят радости, вообще ничего. Горечи тоже не приносят - у меня нет сил на любые эмоции, ни в плюс, ни в минус. г) это первый отрезок времени за весь мой сознательный взрослый период жизни, когда я ни к кому не испытываю влюблённости или привязанности. И это пиздец как опустошает. И это обесценивает меня в моих глазах, потому что как - все мои мотивации были обоснованы текущими симпатиями, а мотивировать себя без сторонних генераторов я, получается, не могу? Гигантский провис. д) я стала жутко безответственной и рассеянной, подвожу людей, к которым в целом тепло отношусь и не желаю им плохого. Который день подряд забываю принести моей Брецкой важные штуки, отшучивалась-отшучивалась про голову с дырой и шахерезаду, а сегодня возьми и расплачься у неё на плече, выпалив всё про депрессию, психотерапевта, отсутствие мотиваций, похеренную любовь ко всему, что раньше давало энергию и вызывало восторг, это вот всё. Так плохо и неуютно, мы давно работаем вместе, она зовёт меня на предположительно спасительный проект, который на два месяца отберёт меня у театра, а я расклеившийся инвалид, который заваливает себя киношно-бумажной работой, всякими сметами, выписками из сценария, синопсисами и прочим подобным, лишь бы поменьше контактировать с людьми - а это, тащем-то, основа моей деятельности.

Всё утро искала ключи, перетряхивала карманы, разворошила всё. Нашла на шестом этаже парадочки на подоконнике, оставила там, видимо, когда выходила курить, пролежали промёрзли ночь. Как так, ну как так.

Состояние, в котором отсутствует страх. Просто потому что плевать на всё, апатичный фатализм, самосохранение в минусе. Толк от этого - разве что качественный пилон. То, что я могла сделать физически, но мешала голова, я теперь делаю. Почти вышла в "супермена", лихачу размашистые крутки, кто на динамику первый - тот я, синяки везде, боли в процессе почти не чувствую. Особой радости от прогресса тоже, просто без пилона я совсем расклеюсь, хожу по инерции. Тренер недавно обмолвилась, что моя невыворотность суставов, которая в своё время поставила крест на продолжении серьёзных занятий хореографией, делает конечно совсем невозможным поперечный шпагат, а вот продольники вполне реальны. Посему перестала жалеть себя на растяжке и удивляюсь тому, как много всего я могу, оказывается, сделать со своей деревянной тушкой, сколько резервов спрятано, а вдруг я и правда сяду когда-нибудь. Но это тоже джумас и картон.

Агата принесла домой мистера Улитку, назвали Mr.Gray. Mr. Gray живёт, натурально, в миске с салатом, растёт большим и сильным, я беру его на руки и он усищами смотрит и ползает везде, а мне невероятно спокойно. В мастерской улитычу делают целый дворец из оргстекла.

"..Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы" - Агата приходит с работы и принимается жамкать мне спину, пока я валяюсь безвольным трупом, не в силах поднять себя с кровати после эгегей-дня с киношенькой репетицией и спектаклем (которые, напомню, тоже джумас и картон) Я смеюсь лицом в простынь, вскрикиваю "щекотно!", а на присказке "пришёл дворник всё подмёл" продолжаю "отпидорил грязный пол.. после праздников", и начинаю уже истерически хохотать, потому что "вся правда праздников.." давно уже должна была отмыться, а херушки, всё никак. Без Агаты я давно бы уже сидела на таблетках, а не только на терапии, как сейчас. Вообще не знаю, как выживала бы без неё.

"..Ну что, как твоё настроение сегодня? - Получше, радость моя, спасибо. Уже не хочется никого убивать, а просто что б все сами умерли. - И чо, и даже я?! - Нет. Ты, пожалуйста, останься."

Так и живём.

eksha_diary

главная